Домой (об архиве В. Горна) - 31.05.2015


(посылка из Германии или возвращение архива)

Елена Огнева

 

Журнал «Культура»

Алтайского края №3 (19)-2015

 

Виктор Горн – Viktor Horn

В Алтайском крае всем почитателям творчества В.М. Шукшина хорошо известно имя литературоведа, доктора филологических наук Виктора Горна, который в 1970-1990гг. положил немало сил и таланта на изучение творчества В.М. Шукшина и издание его произведений. Последние 18 лет Виктор Федорович прожил в Германии, в городе Фрайбурге (земля Баден-Вюртемберг). Уезжая из России в 1994 г., он передал Государственному музею истории литературы, искусства и культуры Алтая (ГМИЛИКА) часть своей библиотеки, содержащей в основном произведения сибирских (по большей части алтайских) писателей, письма, полученные им от Валентина Курбатова, Анатолия Соболева, Владимира Карпова, литературоведа Н.Н. Яновского, фотографии, запечатлевшие образы писателей, а также снимки, сделанные в разные годы на Шукшинских чтениях в Сростках. Этот небольшой комплекс материалов (общим объемом 125 ед.хр.) лег в основу личного фонда литературоведа В.Ф. Горна, который продолжает формироваться в ГМИЛИКА.

Совсем недавно фонд Виктора Горна пополнился новыми поступлениями. В августе 2015 г. в адрес музея пришла увесистая посылка, отравленная из Файбурга Г.А. Горн. Конечно, мы ждали эту посылку и из писем Галины Алексеевны знали о том, что она разбирает семейный архив с намерением собрать комплекс материалов для передачи в фонд музея. В одном из писем Галина Алексеевна писала: «Мы с Виктором много книг (и с надписями) лет 5-6 назад передали библиотеке славянского семинара Фрайбургского университета. Кто знал?.. Если учесть наш скоропостижный отъезд в 1994 году из Барнаула, то можете представить некий сумбур в выборе документов архива и нашей библиотеки. Буду рада сохранению памяти В.Ф. Горна в литературном музее города, где он родился и состоялся как творческая личность».

Хотя примерное содержимое посылки было известно, но все же не оценить проделанной Галиной Алексеевной работы было невозможно. В эти почти 16 кг «груза» вошло самое важное и сущностное, что создает представление о В.Ф. Горне и как маститом ученом, общественном деятеле, и как открытом доброжелательном человеке.

Подборка материалов содержит более 30 изданий, в числе которых все основные работы В.Ф. Горна, посвященные творчеству В.М. Шукшина (монографии, сборники, публикации в периодических изданиях),авторефераты диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук «Концепция личности в прозе В.М. Шукшина» (1977) и ученой степени доктора филологических наук «В.М. Шукшин и философско-этические проблемы прозы о деревне» (1992), а также – книги друзей с дарственными надписями.

Эти дорогие сердцу Виктора Федоровича подарки с автографами говорят о добрых отношениях и теплых чувствах близких людей. На титульных листах книг можно прочесть и грустно-ностальгические слова Владимира Башунова, и остроумные строки Александра Родионова. Среди автографов есть и юмористическое четверостишие Валерия Золотухина, сочиненное в 2002 г. и оставленное на титульном  Виктор Горн – Viktor Horn листе «Таганского дневника»:

«Не горюй, дружище Горн!

Ешь бананы, жуй поп-корн,

Помни наш (с тобой) кинематограф,

Ставь на полку мой автограф!

(Рядом с Распутиным)».

Среди автографов есть памятная надпись и В Сростках на горе Пикет самого Валентина Распутина, оставленная в Барнауле в 1987 г. на книге «Что в слове, что за словом?»: «Виктору Горну со знакомством близким, с которым будто силушки прибавилось».

Память о друзьях Виктор Федорович хранил и в фотографиях. Галина Алексеевна передала музею 100 интереснейших снимков из архива В.Ф. Горна, на которых он запечатлен с коллегами, друзьями, в кругу семьи. В подборку фотографий включены также копии с фотографий Василия Макаровича Шукшина, видимо, сделанные для работы над книгами.

Виктор Горн – Viktor Horn

Галина Алексеевна передала музею большой корпус официальных документов и документов личного происхождения В.Ф. Горна, отражающих основные вехи биографии ученого. Это и членский билет Союза писателей, в который он вступил 2 декабря 1982 г., и членский билет Литфонда СССР (1983), диплом кандидата филологических наук (1977), аттестат доцента по кафедре русской и зарубежной литературы (1983), аттестат профессора кафедры литературы (1993), диплом Всесоюзного литературного конкурса имени Максима Горького на лучшую первую книгу молодого автора (за книгу «Характеры Василия Шукшина») (1983 г.), диплом лауреата премии Ленинского комсомола Алтая (за книги «Характеры Василия Шукшина», «Наш сын и брат») (1986) и мн. др. Эти документы органично дополняют памятные и наградные знаки, одним своим внешним видом передающие дух ушедшего времени.

В архиве В.Ф. Горна есть и рекомендации, отзывы, рецензии на его труды, а также большая подборка писем. Сами по себе эпистолярные источники как исторические документы ценны тем, что они отражают характер взаимоотношений и настроения российской интеллигенции и позволяют многое понять о жизни людей, состоявших в переписке.

Большинство писем написано читателями книг Виктора Федоровича. Для них письма в адрес ученого были возможностью составить с умным собеседником разговор о Василии Шукшине, поразмышлять, дать собственную оценку его произведений.

Судя по письмам, невероятным успехом пользовалась книга Виктора Горна «Характеры Василия Шукшина», вышедшая в Алтайском кн.изд-ве в 1981 г.

Многие оценки этой монографии Виктора Федоровича созвучны словам заведующей библиотекой из Крыма, которая, как явствует из письма, собирала материалы о Шукшине для своего «домашнего» музея: «С большим интересом прочла Вашу книгу «Характеры Василия Шукшина». От всей души говорю Вам «спасибо» за чудесный подарок нам, читателям».

Много откликов на эту книгу было и от коллег, и друзей В.Ф. Горна. Так, кемеровский литературовед Е. Цейтлин написал такие строки: «Разговор о Шукшине получился серьезный, умный. Вырисовывается его литературный портрет, в котором нет глянца, а есть правда. Это тем более трудно после того, что о Шукшине уже написано».

Высокая оценка труда Виктора Горна была дана в письме Е.Ю. Литвина (Москва): «… Большое Вам спасибо за Вашу книгу о Шукшине. Она очень честная и чуткая. … Вы рассказали о Шукшине исходя из тех законов нравственности художника, по которым он сам жил и писал… Честность прекрасное качество, но далеко не каждый умеет ее отстаивать на протяжении всей жизни. Потому так дороги нам те художники, которые никогда не играли в «кошки-мышки» со своей совестью: Достоевский, Л. Толстой, Чехов, Бунин, Блок, Ахматова, Пастернак, Твардовский… Шукшин с честью продолжает этот ряд русской литературы.

Еще раз большое Вам спасибо. Вы написали книгу, достойную памяти В.М. Шукшина».

Слова благодарности автору повторяется в десятках писем читателей из разных концов страны. Некоторые читатели вступали с В.Ф. Горном в длительную переписку, составляя многостраничные трактаты о шукшинской прозе. Так, среди адресатов был житель села Ельцовка Ельцовского района В.К. Ступаков, который сделал свой анализ сказки Шукшина «До третьих петухов», чему и посвящал объемные послания.

Многие просили Виктора Федоровича выслать монографию или даже «дать на время с возвратом». Желание знать о Шукшине как можно больше побуждало людей (всех возрастов и профессий) просить Горна выслать исследовательские материалы о Шукшине и книги любимого писателя.

Признание глубины понимания творчества Шукшина делали Горна для многих читателей близким по духу человеком. Среди писем, адресованных литературоведу, есть одно удивительное по содержанию послание от человека, подписавшегося «Алексей Иванович»: «Долго, мучительно долго и крепко думал, прежде чем решился писать Вам. Груз, потянувший чашу весов моих раздумий в Вашу пользу, - это Ваша книга о моем брате Василии Макаровиче Шукшине. Дело в том, что я внебрачный сын М. Шукшина, о чем, как мне кажется, знали только покойная Мария Сергеевна, Василий Макарович и моя покойная мать. Для Сросток меня «не было и нет». В.М., однако, меня признавал и, смею думать, искренне любил, о чем, правда, никому не говорил прежде всего в Сростках. Впрочем, это особо печальная повесть (печальная, но и романтичная). Упоминаю о ней лишь затем, чтобы понятно было, почему все родственники покойного «обнаружены и обнародованы», а я – в неизвестности (о чем, кстати, не грущу)». В этом письме «родственник» Василия Макаровича предлагает В.Ф. Горну передать 56 писем и 23 открытки Шукшина и свои личные записи. Состоялась ли у Виктора Федоровича встреча с этим человеком, остается неизвестным, но письмо «родственника» он сохранил.

В корреспонденции Виктора Федоровича есть также единичные письма В.Г. Распутина, В.И. Коробова, новогодняя открытка, отправленная в декабре 1986 г. Лидией Федосеевой-Шукшиной, которая обещала В.Ф. Горну поддержку в работе над книгой воспоминаний о В.М. Шукшине.

Много любопытных деталей из жизни Виктора Федоровича можно узнать, изучая его архив. Но главная ценность этих материалов состоит в том, что они позволяют составить портрет исследователя, отличительной чертой которого являлось ответственное и честное отношение к предмету своих изысканий. Ведь литературоведение (как никакая другая гуманитарная наука) связано с личностью исследователя, его человеческими качествами. И пример В.Ф. Горна показателен тем, что он как ученый нашел в наследии В.М. Шукшина внутреннее созвучие себе самому, общность в понимании нравственных основ жизни, позволившие ему познать природу таланта и глубину мыслей писателя.

В Государственном музее истории литературы, искусства и культуры Алтая хранится много личных фондов алтайских писателей. Как-то писатель Юрий Яковлевич Козлов высказал свое понимание нужности литературного музея для будущего, подметив, что как бы там ни было при жизни и после…, именно музей сохранит имена литераторов в народной памяти: «…в фондах музея нам предстоит быть всем вместе: творческими союзами. И в своем времени».

Благодаря дару Галины Алексеевны и Виктор Федорович Горн, а точнее его архив, останется в «своем времени» и будет жить рядом с бесценными материалами его любимого писателя Василия Макаровича Шукшина и архивами своих друзей. Все вместе.

сентябрь 2015



↑  553