«ALMA MATER» №4 (30.01.2016)


(рассказы из жизни студенчества в СССР)

 

©Андрей Штоппель

 

 

редакция:

Антонины Шнайдер-Стремяковой

 

Дорога домой

 

- Здорово, дядя Петя. Билетов в кассе на сегодня нету. А ехать надо. Можешь меня с собой захватить?

Общага, как бы она ни старалась стать вторым домом, отчий дом заменить не могла. Жизнь в общежитии была довольно сносная, временами даже веселая, но обитателей койко-мест Пушкина 29 все равно тянуло домой. Если живешь не очень далеко, трудно преодолеть этот соблазн. На первых курсах, наверное, как и многие обитатели общежитий, я eздил домой часто, иногда пару раз в месяц.

Потом учеба и жизнь в городе затягивала в свои сети, и студенты ездили домой реже. Но если такая возможность появлялась, они обязательно срывались в дорогу.

Дорога домой - это совершенно осoбенное состояние; это целый кусок жизни, о котором хотелось бы сказать отдельно.

Мой отчий дом находился в селе Кожевниково и по случайному стечению обстоятельств тоже на улице Пушкина, так что все студенческие годы я ездил с одной улицы Пушкина на другую улицу Пушкина.

Путь из Томска в Кожевниково составлял около 120км и проходил через населенные пункты Зоркальцево, Победа, Мельниково и др., реки Томь и Обь. Мост через Томь существует уже давно, потому переезд через Томь обычно никто не замечал. А вот с третьей в мире реке Обь было по-другому… Это сейчас через Обь ведет огромный и длинный мост, а раньше на его месте была паромная переправа. Паромами были мощные катера, оснащенные платформами для перевозки машин и, естественно, сопровождавших машины людей. Они работали попарно, по одному с каждой стороны.

Обычно на берегах скапливались очереди из ожидавших переправы машин. К счастью, пассажирские автобусы обслуживались вне очереди. Если бы приходилось ждать в общей очереди, прогнозировать время в пути было бы совсем невозможно.

Въехавший на гравийную береговую насыпь автобус останавливался, и водитель, открыв двери, требовал от пассажиров покинуть насиженные места. Это было неплохо: размяться после часа езды были рады почти все. Скучившись в большую группу, народ смотрел на реку и подплывающий паром – больше разглядывать было нечего.

Небольшие паромы, под завязку набитые грузовиками, автобусами и легковыми машинами, напоминали бело-синих крепышей-китов. Когда они встречались на середине реки, слышны были какие-то разговоры капитанов. Учитывая, что Обь на переправе была довольно широкой, доносились только обрывки слов, и это почему-то казалось романтикой.

Свежий ветер, не стесненный никакими преградами, свободно разгуливал в пространстве, срывая косынки, разрушая прически и заставляя зябнуть пригревшихся в автобусе пассажиров. Те, кто успел подремать в дорожной качке, быстро трезвели и окончательно просыпались.

Паром, сбавив ход, утыкался в гравий берега и опускал задранный кверху трап. Машины быстро покидали свой "кит". Автобус въезжал на паром одним из первых, вместе с ним забегали по краю трапа пассажиры. Забив платформу новой партией машин, железная махина снова задирала нос и отчаливалa...

Пассажиры автобуса, становясь на время узниками парохода, вдыхали влажный речной воздух и чувствовали себя почти путешественниками на воде. Когда паром причаливал, все шустро собирались на берегу. Заполненный автобус снова трогался в путь и с короткой остановкой в Мельниково двигался в направлении Кожевниково. Время в пути длилось около трёх часов. Если удавалось сесть на последний автобус, домой я прибывал совсем уже поздно, часов в десять вечера.

Не менее интересной была поездка в зимнее время. В конце осени и в начале весны переправа не работала иногда целый месяц. Осенью ждали сильных морозов, пока направят ледовую переправу. Весной ждали конца ледохода, чтобы паромы могли работать в чистой от льда воде.

Ледовую переправу наводили путём намораживания дополнительного слоя на естественный. Водометные машины насосами закачивали воду и разбрызгивали её на предполагаемом маршруте. Вода замерзала быстро, понемногу увеличивая общую толщину льда. Когда он достигал расчетной толщины, проводили испытания гружеными грузовиками, и уже затем переправу объявляли открытой.

Ледовая переправа имела три полосы движения, они проходили на необходимом по нормам отдалении друг от друга. Две полосы были отданы машинам, одна – пешеходам и пассажирам машин. В целях безопасности водители транспортных средств обязаны были высаживать пассажиров и вести машины с определённым интервалом.

Заиндевелые автобусы с примерзшими от долгого сидения пассажирами подъезжали к пешеходной трассе. Съежившиеся и скучившиеся в толпу пассажиры перебегали реку шустро. Никому не хотелось отставать, да и бежать было теплее. Но бежали не все, просто шли быстро. Одетые в теплые и тяжелые шубы пассажиры подходили к автобусу через десять-пятнадцать минут, хорошо согревшись. Марафон через Обь взбадривал, затем в автобусе долго не хотелось спать.

Оставшийся отрезок пути ехали в приподнятом настроении. Запаса энергии хватало надолго, большинство не успевало замерзнуть до прибытия на место.

Поездки не планировались заранее, они созревали спонтанно, под воздействием различных факторов. Причиной часто бывало не отсутствие денег или голодное состояние, а обыкновенная "ностальгия".

Попытки покупать билеты заранее предпринимались редко - в предварительной кассе обычно не было билетов, поэтому каждая поездка домой напоминала сдачу экзамена без предварительной подготовки. Хорошо, если водители автобуса были знакомы...

Самое удивительное, что купить в кассе вокзала билет тоже было большим везением. Чаще всего не везло... Огромные очереди, сопровождавшиеся жуткой толкотней у окошка, ничего не гарантировали. Можно было отстоять очередь, так и не купив билета. Если везло, удавалось купить билет с рук тех, кто передумал ехать.

Поэтому каждый раз, наскоро выяснив обстановку у билетных касс, я сразу направлялся на перрон, где стояли автобусы и где счастливчики с билетами в руках ожидали посадки.

- Хорошо, если бы родственники, Виктор или Александр, сидели за рулем, - проносилась в голове приятно обнадеживающая мысль. - Или соседи, дядя Петя или дядя Коля…

Сьездить домой в этот раз почти не светило. В кассе билетов нет, но, несмотря на это, возле окошка - непробиваемая очередь... Все надеются на продажу билетов, которые были забронированы. Шанс уехать через билетную кассу был слишком мал. Оставалось договориться с водителем - других вариантов не было.

На перроне встречаю знакомого парня из параллельного класса, Владимира, студента медицинского института. У него совсем не веселое настроение. Еще бы, он больше часа на вокзале и уже пробовал договориться с парой водителей. Не берут... Ссылаются на ужесточившиеся проверки в дороге.

Но теперь нас двое, значит, наши шансы уехать выросли. К нам подходит юная симпатичная девчушка, здоровается с Володей. Оказывается, она тоже студентка из медицинского, да к тому же младшая сестра еще одного нашего одноклассника.

Знакомимся с симпатягой Машей. Она только пришла и не успела заразиться царящей на вокзале безысходностью. Стоим, балагурим – компания весёлая. Но как-то нужно попасть на автобус – желательно, уже на следущий.

Присутствие юной девушки делает нас более оптимистичными, более активными - не можем пасовать перед трудностями рядом с такой приятной попутчицей. Уже сложившимся коллективом подходим к незнакомому шоферу.

Водитель, молодой парень, дежурно отказывается нас брать. Мы проявляем все свое красноречие, просим о снисхождении к студенческой братии, намекаем, что ведь он сам еще молодой, неужели не поддержит молодежь, такую классную компанию. Студентка Маша при этом добросовестно стреляет в него глазами и очень старательно ему улыбается.

Водила, уже порядочно уставший от желающих уехать, настойчиво отбивался.

- Ребята, ну поймите, не могу, я вообще никого взять не могу. У них здесь сейчас какой-то месячник. Поголовный контроль, штрафуют беспощадно.

- Да ладно, мы за светофор отойдем, там-то никто не заметит. На секунду тормознешь. Мы шустрые - на ходу запрыгнем.

- На трассе сегодня несколько контролеров. И это не наши, не кожевниковские, а из Мельниково или Томского района. Не мне вам рассказывать, как они чужих не любят. И вообще, сейчас со мной от вокзала до поста ГАИ контролерша едет, так что ни у вoкзала, ни за светофором я взять вас не могу.

Да, похоже, полный облом, зазря на вокзале торчим. Но сдаваться не хочется. Тем более такая компания... В голову приходит сумасшедшая мысль. Если не может взять нас, когда с ним контролер, то потом-то, за мостом, почему бы и нет?

- Слушай, а если мы тебя за постом ГАИ, за мостом, ждать будем?

- Да у меня отправление через пятнадцать минут, вы никак не успеете.

- А если успеем? Возьмешь? - продолжали мы давить.

Похоже, водитель тоже поддался нашему азарту или просто не поверил, что мы успеем и потому будто бы сдался. А что ему ещё оставалось?

- Ну, ладно, пробуйте... Сумеете вовремя добраться - подберу...

Подхватив под руки Машу, мы побежали на улицу Елизаровых, чтобы поймать в направлении к мосту такси, в крайнем случае, частника. Нам повезло - подвернулось пустое такси. Водитель удивился цели поездки, но согласился, не вздувая цену:

- Пост ГАИ, так пост ГАИ...

Наша, уже спаянная, троица, лихо загрузилась в желтую с шашечками "Волгу". Минут через пятнадцать мы уже бодро шагали по обочине дороги, которая от моста направо вела домой. Отойдя на приличное расстояние от поста ГАИ, чтобы нас не было видно, мы остановились.

Учитывая, что автобусу нужно было время на посадку пассажиров, у нас было еще минут пять-десять. Все складывалось удачно. Мы окончательно расслабились…

И вот среди другого танспорта вдалеке появился наш "ЛИАЗ". Ошибки быть не могло. Мы подхватили свои объемистые сумки и приблизились к проезжей части. Маша на всякий случай махала рукой, напоминая о нас водителю (А вдруг, забыл). Мы были готовы...

Увы, автобус проехал, не снижая скорости. Водитель при этом показал рукой на полную тетку, которая стояла рядом с ним. Больше в автобусе стоящих пассажиров не было. Мы с сожалением поняли, что толстая тетка была контролером. К нашему невезению, она не вышла на посту ГАИ, как ожидалось. Контролерша поехала дальше. Прекрасно продуманный план рухнул…

Троица горе-путешественников одиноко стояла на обочине. Что делать, было неясно. Возвращаться на вокзал? Отказаться от поездки? Мы ближе к цели на несколько километров. Мы в пути. Возвращаться не хотелось…

И мы решили добираться на попутках, в лучшем случае, на автобусе - до реки Обь. Поскольку других вариантов не было, поплелись в сторону населенного пункта, чтобы добраться до автобусной остановки. Недавнее счастливое настроение поблекло, но мы держались - веселили и поддерживали Машу и себя заодно...

- Ну, подумаешь, приключение получилось. Это ж даже здорово.

Фортуна, словно стараясь исправить свою оплошность, не замедлила нам угодить. Меньше чем через пять минут мы остановили пустой служебный автобус, идущий в попутном направлении.

Водитель согласился подбросить нас до места, где ему надо было свернуть. Получалось ехать до поворота на Дзержинку, это было еще почти на десяток километров ближе к дому. Настроение снова подскочило.

Служебный автобус, не обремененный пассажирами, несся на высокой скорости. Нас болтало на ухабах, но было весело. Мы снова шутили. Минут через десять мы обогнали наш рейсовый автобус, который шел гораздо медленней. Это вызвало в нас всплеск эмоций.

- Так тебе и надо, не хотел нас брать!

Но радость наша была недолгой, минут через десять пришлось покинуть служебный автобус - он свернул с трассы. Мы снова стояли на обочине, голосуя. На горизонте показался автобус с нашим водителем. Мы настойчиво махали руками.

Для шофёра мы были, наверное, чем-то, вроде привидений, - ну, не могли мы снова ему встретиться! Ставший уже родным, автобус резко тормознул, водитель открыл переднюю дверь, и мы в один миг оказались в салоне. Обходя толстую контролершу, мы слышали объяснения водителя. Он повел себя настоящим мужиком:

- Ну, никак нельзя не взять, сами видите, какие они настойчивые. Заслужили...

Контролерша, похоже, тоже развеселилась и рассмеялась, одобрив бедолагу-шофера. Она ведь строгая только потому, что положено по должности, а по сути она очень даже добрый человек. Так, вопреки инструкциям, добирались мы домой. Дальнейший путь продолжился без приключений, но в приятной беседе с приятными попутчиками.

Что может быть лучше такой дороги домой?!…

(продолжение следует)



↑  878