Сказка про одноногого солдатика (31.05.2020)


 

Светлана Фельде

 

Анна Мари ненавидела остров, на котором жила. Ненавидела она и город Оденсе. Впрочем, остров Фюн, как и город, сам по себе был неплох, но вот та часть его, где жила Анна Мари, ничего хорошего молодой девушке не сулила.

Каждое утро она отправлялась на центральную городскую площадь, и бродила по ней до сумерек, выпрашивая гроши у зажиточных прохожих.

Иногда ей перепадала работа в доме аптекаря или булочника: жены фармацевта и хлебопека отличались невероятной толщиной и еще более невероятной леностью. Неповоротливые обжоры ненавидели стирку и уборку, благодаря им Анна Мари могла заработать куда больше за пару дней, чем за месяц попрошайничества.

Стирая необъятные трусы жены аптекаря, хрупкая и очень красивая Анна Мари мечтала о чудесной встрече на площади Оденсе — например, какой-нибудь молодой граф разглядит под лохмотьями ее очарование и прелесть, и проникнется такой любовью, что пойдет против воли родителей и женится на ней.

О таких вот невероятных сказочных событиях она мечтала всегда. Мечтала и в день похорон графа Трампе. Ей удалось увидеть поверх голов зевак, стоявших плотными рядами, на помосте из хороших досок шикарный гроб, обитый черным дорогим сукном. У гроба рыдали дочь и жена. Чего рыдать, думала Анна Мари, им попрошайничать не нужно, горя не знают. Граф, конечно, странный, взял и свел счеты с жизнью. А ведь жил как хотел — от скуки и безделья даже театр в городе организовал.

Анна Мари обожала сочинять всякие истории, поэтому сама придумала причину самоубийства Адама Трампе. Граф — сплетни жены аптекаря - похаживал к недавно поселившейся в Оденсе гадалке, все про судьбу свою хотел узнать.

И не будь та молодой, красивой, рыжеволосой и зеленоглазой, поверила бы Мари в байки про гадания. Наверняка, граф влюбился без памяти в гадалку, а развестись нельзя с женой, вот он и наложил на себя руки.

Гадалка — вот странно - стояла недалеко от Анны Мари. Лицо у нее было грустным и вроде бы даже заплаканным.

Словно специально встретилась она мне тут, пойду спрошу, сколько берет за гадание, решила прачка, и, протискиваясь сквозь толпу, наступила на ногу в потрепанном, но добротно сделанном башмаке.

- Я бы рассердился, - весело сказал «башмак», - но уж очень ты хорошенькая. Анна Мари рассмеялась и стала разглядывать весельчака. «Красивый, уж точно красивее короля Христиана», - почему-то подумала Анна Мари. Впрочем, ничего удивительного, что подумала — буквально вчера жена местного священника предложила Мари поработать неделю в прачечной короля вместо ее племянницы — та обварила кипятком руку. Просто неслыханная удача для Анны Мари, уже послезавтра на повозке жены священника поедет она во дворец, в Копенгаген. Жена священника, болтушка страшная, как и ее племянница — та однажды видела короля, говорит, внешностью не вышел, но очень обходителен, особенно с дамами.

Об этом зачем-то девушка рассказала молодому мастеру-башмачнику, которому наступила на ногу.

- Не во дворец, - рассмеялся он, - а в прачечную.

- Но прачечная же во дворце, — рассердилась Анна Мари. Хотя, если честно, рассердилась совсем немного, этот статный и красивый башмачник, сын ненормального Андерсена, который бродит по городу с вырезанными из дерева фигурками и рассказывает про них какие-то нелепые сказки, очень ей понравился.

Одну сказку Анна Мари хорошо запомнила — про одноногого солдата, убиравшего мусор в театре, влюбившегося в балерину . Красивая и грустная сказка, совсем не для детей такие сказки.

- Хочешь, - спросил башмачник, - выпьем пива из желудей, зайдем в трактир к Себастьяну?..

В трактире за соседним столиком сидела рыжеволосая гадалка.

Анна Мари, осмелев от пива и нежных взглядов башмачника, подошла к ее столику.

- Погадаешь мне на судьбу? - спросила она.

Гадалка внимательно посмотрела на нее: «Приходи завтра, - сказала она, - денег не надо».

- Как это не надо? - удивилась Мари, - Но чем-то же нужно заплатить.

Гадалка засмеялась, кивнула в сторону башмачника, пусть возьмет у отца фигурку одноногого солдата, этим и заплатишь.

...Через сутки, трясясь в повозке, Анна Мари все удивлялась, как люди могут верить россказням всяких гадалок. Рыжеволосая любовница графа-самоубийцы совершенно серьезно поведала ей о том, что из досок помоста башмачник соорудит брачную кровать, что замуж надо выходить за него, да и как можно скорее после возвращения из Копенгагена, а то вопросы пойдут, что в кровати этой родится мальчик, который прославит всю Данию, и в Копенгагене ему поставят памятник, и музей откроют.

«Чушь какая-то, бред натуральный, - думала Анна Мари, - еще рассказала бы мне, что комод из ее комнаты в музей возьмут, а за него солдатика — как историческую ценность».

Хорошо, что денег не заплатила. А одноногий солдатик от отца-башмачника — так грош цена этой игрушке.

Гадалка же завернула солдатика в красивую тряпочку и убрала в комод, загадочно улыбаясь.

 

 

 

 



↑  29