«Ухожу в монастырь...» или о спиритуальном туризме (31.05.2020)


(очерк)

 

Светлана Фельде

 

Я никогда не была в монастыре, не считая одной совершенно бесподобной экскурсии — много лет назад — по садам монастырским.

Накануне нового 2020 года, устав от суеты, решения оргвопросов по поводу того и сего, от непонимания причинно-следственных связей тех или иных событий, от сожаления о несвершившемся или упущенном, от разговоров о фильме «Колыма, страх нашей жизни», о дискуссиях по поводу сталинизма и чрезмерного количества мигрантов на териитории Европы, которые, конечно, загонят ее в могилу, от ненужных связей - как человеческих, так и других - вдруг подумала, что хорошо бы взять и уехать в монастырь. Побыть в тишине, а заодно, если такое возможно, заняться йогой, медитацией — это уж совсем последний спасательный круг, когда снять напряжение не помогают ни бассейн, ни прогулки.

Мы живем в век удивительных вещей, мирские запросто — было бы желание — могут провести пару дней в монастырских стенах. А благодаря разным умным исследованиям, все знают, как пользительны стены сии для восстановления дешевных сил.

Словом, я начала поиски. Это должно было быть — как модно нынче говорить — хотя бы относительно бюджетно и недалеко.

Такой вариант нашелся. Всего час езды на поезде, и я окажусь в монастыре под названием Steinfeld, в районе города Айфель. И что еще чудеснее — в монастыре как раз в дни моего отпуска будет проходить трехдневный тренинг по хатха-йоге.

 

Короткий тайм-аут

Среднестатистический европеец в повседневной суете все реже вспоминает о религии и посещении церкви, правда, при этом работающие немцы в массе своей исправно отчисляют с зарплаты так называемый церковный налог.

Налога этого совершенно не хватает монастырям и церквям, чтобы выживать и оплачивать все насущные нужды. Не всегда спасает и паства — ибо далеко не каждый приход может похвалиться богатенькими спонсорами. И вот тут-то в конце девяностых годов в Германии начало происходить то, в чем нуждаются обе стороны. Уставшие от стресса, нервных перегрузок и различных проблем люди стали искать более тихие варианты отдыха, ничего общего не имеющие с массовым туризмом. А у пытающихся выжить в рыночное время духовных обителей оказался искомый «товар». Как выяснилось, они могут предложить то, что не в состоянии предложить самый шикарный спа-отель: духовность и возвращение к самому себе.

 

Немецкая конференция настоятелей монашеских орденов и конгрегаций подтверждает, что среди монастырских гостей в большинстве своем — люди работающие и страдающие от чрезмерной нагрузки мирской жизни. Покой и уединение — то, что невозможно найти на территории пятизвездочных отелей.

Согласно опросу, проведенному Немецкой конференцией, для выбравших отдых в монастыре не имеет значения, католический он или еще какой-то другой. Люди надеются поправить здоровье и найти душевное равновесие.

Несколько моих знакомых уже проводили короткие отпуска в стенах монастырей, поэтому знаю, что обстановка в них бывает разной: от очень строгой, с самыми простыми комнатами и семинарами, посвященными посту, до очень современной: интернет, дизайнерская мебель, бассейн и семинары по йоге и медитации, лепке и рисованию.

Почитав немецкую прессу и посмотрев несколько роликов, поняла: многие монастыри смогли спасти от упадка свои владения именно благодаря туристическому бизнесу. Тенденция такова, что количество желающих уйти в монастырь сокращается с каждым годом, расходы же на содержание монастыря и всех, кто в нем живет, растут с головокружительной быстротой. Именно поэтому и для духовных обителей пришло время подумать о том, как же остаться на плаву. Некоторые сдают в аренду только комнаты для желающих уединения, иные сдают комнаты и другие помещения для проведения семинаров, кто-то предлагает пешеходные туры или ночлег для велосипедистов-путешественников.

Словом, все зависит от смекалки.

К примеру, недалеко от города Кобленц есть монастырь Аренберг. Пару лет назад монахини доминиканского ордена, дабы спасти их дом от окончательного разорения, разрешили переоборудовать его в современный вельнес-отель. Поклонники оздоровительной системы доктора Кнайпа не пожалеют, если приедут отдохнуть именно в Аренберг. Особенная изюминка отеля: завтрак в комнате тишины. То есть, поглощаем кофе и булочки молча. И никаких сотовых телефонов.

 

Монастырские сады

Прежде чем перейти к тому, как же прошли мои три монастырских дня, хотела совсем немного рассказать об экскурсии, упомянутой выше. Кстати, это еще один из достойных источников дохода для духовных обителей.

Монастырские сады — одна из древних традиций Германии. Первые приусадебые монастырские хозяйства появились в эпоху Средневковья. В основном монахи выращивали то, что им нужно было для жизни и пропитания. Немецкие монастырские сады -пионеры были разбиты по примеру швейцарского монастыря в Санкт-Галлене. Прямоугольные грядки, низкий кустарник, кирпичные бордюры и весьма строгий перечень того, что можно выращивать.

Один из самых первых был разбит в стенах монастыря Толай — федеральная земля Саар. Восемь лет назад толайцы провели масштабную реконструкцию сада, с тех пор туда приезжают с разных концов Германии полюбоваться на розы, лаванду и рододендроны. В Лаахском Аббатстве святой Марии я отведала великолепный мятный чай с добавлением шалфея, а заодно совершенно неожиданно для самой себя умудрилась купить у местного садовника два кустика — розмарина и лаванду. С этого, кстати, и началось мое пристрастие к ароматерапии и траволечению. Запомнился мне тогда и монастырь Маульбронн в Баден-Вюртемберге. Маульбронн, кстати, единственная обитель цистерианцев. Их называли еще «белыми монахами», они стремились к простоте в убранстве своих церквей. Кажется, только на грядках монастыря я видела шандру — редкое растение, помогающее при хроническим кашле.

Ну и, конечно, сад при монастыре Оберцель просто невозможно забыть. Эта средневековая обитель находится недалеко от города Вюрцбурга, монахи-премонстранты выращивают более ста различных растений. Сад Оберцеля — самый известный в Германии.

Немного истории

Монастырь - бывшее аббатство - Штайнфельд находится в районе Айфеля. Айфель же в свою очередь знаменит горами средней высоты, заповедными местами, огромным Национальным парком, буковым лесом, чистейшими озерами и ручьями. Короче, место сказочно прекрасное. К слову, предки того самого Эйфеля, автора знаменитой башни, в семнадцатом веке переселились во Францию именно из этого региона. Но вернемся к бывшему аббатству. Вообще-то - согласно энциклопедическим данным - разницы между аббатством и католическим монастырем нет. Но сестры Ордена сальваторианцев считают иначе. У нас нет аббата, а значит, мы не аббатство. С такой логикой трудно не согласиться. История монастыря Steinfeld насчитывает много веков. Дабы не утомлять читателя многостраничными подробностями, остановлюсь на самых важных моментах: первое упоминание о монастыре относится к 919 году. В 1120 году аббатство Steinfeld считалось самым значимым на территории Германии, у него были «дочерние сообщества» в Голландии и Ирландии. В эти времена бал правил Орден премонстрантов. До 1802 года аббатство пережило руководство 44 аббатов. В 1923 году аббатство, слегка пришедшее в упадок, перенял Орден сальваторианцев. Пару слов об упомянутых Орденах: премонстранты, как сказано в энциклопелии, это католический монашеский орден, основанный в 1120 году святым Норбертом Ксантенским в аббатстве Премонтре, которое находится неподалеку от пикардийского города Лан. Имя орден получил по названию аббатства, члены ордена также именовались норбертанцами или норбертинцами по имени основателя.

Кто такие сальтваторианцы, энцклопедия тоже точно растолковала: католический монашеский орден возник в 1881 году в Германии. Основатель ордена - Иоганн Йордан. Основной принцип ордена - помошь каждому человеку в реализации дела спасения всеми доступными честными средствами. Сальваторианцы занимаются всеми направлениями, которые считаются необходимыми для католической церкви в данный момент».

 

Итак, продолжим.

Начало строительства Базилики — иначе говоря церкви — на территории монастыря датируется 1142 годом. Скажу честно, более воздушного и прекрасного сооружения лично я не встречала. Не говоря уже о том, что ожидает посетителя внутри Базилики - это какой-то неповторимый ансамбль различных стилей. Базилика включает в себя восемь отсеков и шесть часовен. Самая старинная настенная фреска относится к 1170 году.

В 1727 году Базилика обогатилась приобретением Королевского органа. Его неповторимое звучание делает любой концерт незабываемым событием. Орган состоит почти из двух тысяч труб и 44 регистров.

Все здания на территории бывшего аббатства построены в различное время. Например, центральное здание с солнечными часами напротив центрального входа было построено в 1738 году.

Четыре различных части монастырских зданий были соединены между собой так называемыми Крестными коридорами между 1495 и 1517 годами.

Как часто случается в истории с подобного рода архитектурными ценностями, особенно если приходит время упадка и сложностей, всегда найдется кто-то, кто посчитает минутную наживу самым важным. В 1800 году один местный диллер продал великолепные витражи из Крестных коридоров кому-то в Англию. Лишь две небольшие панели исчезнувших витражей спустя долгие годы удалось вернуть назад. Тем не менее, окна Крестных коридоров и в их новом варианте - нечто завораживающее как при дневном свете, так и при вечернем.

Как уже и было сказано, в Германии в последние годы наблюдается печальная тенденция: монахи и монахини различных орденов достигают преклонного возраста, покидают сей бренный мир, а преемников и преемниц становится все меньше и меньше. Монастыри пустеют, не справляются с финансовыми трудностнями и закрываются. Например, в том же Штайнфельде на сегодняшний день несут службу всего четыре монаха и четыре монашки. Все они — весьма солидного возраста.

В 2013 году точно такая же участь нависла и над Штайнфельдом. Именно в 2013 году, после закрытия интерната для детей из прилегающей к территории гимназии, фимнансовые дела сильно пошатнулись. Закрытие интерната было вполне предсказуемо: сегодня в каждой семье есть «колеса», родители предпочитают возить детей каждый день в школу даже из самых отдаленных от Штайнфельда местечек, а не оставлять на неделю в интернате.

Епископство не церемонилось, назвав вещи своими именами: на Базилику мы деньги найдем, проведем все необходимые реставрационные работы по обновлению крыши, да и вообще, не бросим архитерктурный памятник на произвол судьбы, а все остальные помещения — не наши проблемы.

Общая площадь монастырских помещений — около сорока тысяч квадратных метров на восьми гектарах земли. Все это нужно обслуживать и содержать в порядке. В прессе появились публикации о продаже монастырских помещений частному инвестору, который, конечно, вправе делать с его собственностью все, что угодно. Например, построить на территории монастыря спа-салон.

Епископство дало сальваторианцам немного времени: или до 2016 года вы найдете выход из положения, или — извините...

А потом случилось чудо: нашелся инвестор, который вложил деньги в ремонт центрального здания монастыря, переоборудование пустующих помещений в одном из зданий в скромные и уютные гостиничные номера, а комнаты бывшего интерната стали комнатами четырхзвездочного отеля. Вольфганг Шайдтвайле, инвестор, по сути, помог сальваторианцам спасти здание монастыря от продажи.

 

Хорошую гимнастику придумали индусы

На сегодняшний день монастырь является одним из самых излюбленных мест и туристов, путешествующих по горам и лесам Айфеля, и тех, кто хочет неделю провести в тишине и покое, заодно получая уроки по живописи у профессионалов, и поклонников йоги, к коим относится автор этих строк. На самом деле монастырь идет в ногу со временем, предлагая самые разнообразные услуги, начиная от занятий по йоге и заканчивая сдачей в аренду отреставрированных старинных залов для банкетов и проведения свадеб.

К слову, несколько лет назад в Германии стало наблюдаться повальное увлечение восточными физическими и духовными практиками, самый популярный вид — йога.

Должна сказать, что цены для более роскошных комнат в отеле-бывшем интернате, трудно назвать демократичными: в рабочие дни номер на одного человека стоит 75 евро, в выходные почти сто. В стоимость включен завтрак, а вот обед и ужин это еще дополнительные 26 евро. Гостиничные номера попроще — там, где нет евроремонта и отсутствует душ в номере — чуть дешевле: ночевка в будние дни обойдется в 39 евро, с душем в номере — на человека около 55 евро.

Понятно, что за семинары плата отдельная. Например, мне три дня йоги обошлись в 200 евро, а тем, кто неделю учился рисовать акварелью, пришлось выложить почти семьсот.

Но, если честно, мне кажется, оно того стоит.

Еще никогда мне не удавалось за три дня так отдохнуть от всего — физической и моральной нагрузки, усталости и напряжения.

Особая атмосфера помещений и парка тишины (именно так он и называется) на территории Штайнфельда буквально за считанные часы возвращает тебе равновесие и мир в душе.

Наверное, сегодня это и есть главное предназначение всех монастырей.

И хорошо, думаю я, что находятся инвесторы, благодаря которым монастырские стены остаются нетронутыми.

Уверена - не зря в прежние времена города основывались именно вокруг монастырей. Как видим, они были и остаются оплотом, в котором так нуждается человек.

 

 

 

 



↑  94