Карпаты (31.12.2019)


 

М. Тильманн

 

В институте, как всегда, было много работы, и как-то незаметно подкатилось жаркое лето. Я высказал пожелание, что было бы неплохо в такую жару погулять где-нибудь на западе, где немного прохладнее, чем в Киргизии. Вскоре из комитета профсоюза мне позвонили с просьбой зайти. Ничего не подозревая, я отправился в местком профсоюза. Поприветствовал председателя - жду, что он скажет.

- Слушай, у нас тут идея: ты давно не пользовался путевками, всё в разъездах со своими изысканиями по горам, и мы решили, что эти изыскания лучше всякого отдыха. Из месткома на этих изысканиях никто ни разу не был. Сравнить их с профсоюзными путёвками, какими мы часто пользуемся, не можем, но нам подсказали, что работу в горах не сравнить ни с каким «профсоюзным» отпуском. И мы решили выделить тебе две путевки в Западную Украину, чтобы отдохнул с женой, а то всё врозь да врозь отдыхаете... Мы и директора уговорили, чтобы в отпуск тебя летом отправил. Что скажешь?

- Я, конечно, рад, но что-то тут не чисто. Откуда вторая путевка при их нехватке? Как добираться и где путешествовать?

- До места, города Рахова, добираетесь за свой счет, а там по Карпатам на автобусах бесплатно. О второй путевке не волнуйся – все законно...

Так мы с женой оказались вовлечены в это необычное путешествие. Я давно интересовался Карпатами, хотелось их увидеть собственными глазами и походить по тем лесам. У «знатоков» узнал, что для ходьбы по горам лучше всего брать кеды, словно я до этого не ходил по горам и не знал, какая обувь лучше... Однако с женой купили новые кеды, билет на самолет до Киева и ещё кое-что. Попрощавшись с дочерьми, что оставались на попечении моей сестры, мы с легким сердцем отправились в путь...

В Киеве узнали, что в Рахов ехать поездом с пересадкой в Ивано-Франковске. Взяли билет на поезд, зашли в столовую Киевского вокзала, где стояли длинные столы и длинные скамьи, сплошь занятые людьми. Украинские щи в литровых гончарных горшочках вытаскивались прямо из печи и, как по конвейеру, отправлялись посетителям. До чего же вкусны такие щи! Прошлись по привокзальной площади. Подошёл поезд, и мы поехали. На Украине мы были впервые и потому с интересом из окна вагона смотрели на поля, сады и села. Сравнивали их с описанием у Н. В. Гоголя и радовались, что многое совпадало. Белые хаты, крытые соломой, все ещё попадались.

В Ивано-Франковске надо было пересесть в другой поезд. До его отправки оставалось полтора часа, и мы решили осмотреть город. Раньше он назывался Станислав, и многие местные продолжали его так называть. В XVI -XVII веках город часто переходил из рук в руки: то к Австрии, то к Польше, а в 1939-м – Украине. В те времена было мало современных зданий. Выглядел город провинциально. В нём было много зелени, все цвело и благоухало. Жизнь здесь, казалось, текла размеренно, народ никуда особенно не спешил.

В назначенное время поехали дальше, в Рахов приехали к вечеру. Нам предоставили место в гостинице и накормили - до утра мы были свободны. Рахов расположен в приграничной полосе с Румынией, живут там в основном гуцулы. Чувствовалось, что уклад жизни своеобразный, какой-то западноевропейский. Особое внимание обратили на кофейни. У нас в Средней Азии их нет. У нас чайхана, в которой никогда не бывает пусто, в особых случаях они заменяют гостиницу. В Рахове запах кофе слышен издали, пьют его очень крепким, так что без привычки он нам не понравился.

Утром с нами провели беседу, и тут выяснилось, что путешествие по Карпатам будет пешеходным с рюкзаком за плечами. Общая протяженность по Карпатам порядка 200 км, включая четыре перевала. По пути будем заходить в некоторые города и крупные поселки, с которыми нас познакомит экскурсовод Золтан. Кроме личных вещей, должны взять питание для группы в виде круп, хлеба, консервов и макаронных изделий. И тут я понял, почему мне выделили эти путевки... Чемоданы пришлось сдать на склад, с собой взяли только те вещи, которые были необходимы.

На туристической базе Рахова собралось много людей, которые были разбиты на группы по двадцать человек. Чтобы одна группа не смешалась с другой, каждой группе следовало купить нашейные платки одной расцветки. Наша группа состояла в основном из прибалтов, но были и из Украины, а вот из Киргизии на расстоянии 4000 километров мы с женой были одни... Женщины нашей группы купили ситец с голубыми цветочками, разрезали его на двадцать треугольных лоскута и получились отменные косынки на шею. Кроме того со склада турбазы всем выдали по рюкзаку и куртке на случай дождя. Вещи были не новые, но в своей жизни мы носили и не такое. Так в сборах прошло три дня, в течение которых группа из двадцати человек перезнакомилась – в ней было шестеро мужчин, включая экскурсовода, венгра Золтана.

И вот настал отправной день путешествия. Организаторы сфотографировали нас на сборном пункте, и мы отмаршировали в неведомые нам Карпаты... Золтан рассказал о плане: мы должны каждый день проходить около двадцати километров с тем, чтобы к вечеру прибыть на место ночёвки. Обед из бутербродов - посреди пути.

В Карпатах растёт в основном лиственный лес. Нам с женой, биологом по профессии, было интересно узнать породу всех деревьев. Решили осведомиться у Золтана, предполагая, что экскурсовод это знает. Очень быстро убедились, что он знает только одно дерево – бук, все остальные у него шли под тем же названием.

Здесь впервые увидели особый способ стогования сена: на длинный шест, вбитый вертикально в землю, нанизывают сено до трех-четырех метров в высоту. Затем стог закрывают сверху пленкой. Так он стоит до поры, пока его не свезут на корм скоту. Еще одна особенность тех мест – «скорая помощь» на рельсах. Для местных лесорубов изготовили специальную ходовую часть автомобиля «Волга» на вагонных колесах. Машину устанавливали на рельсы лесовозной узкоколейки, и она мчалась на помощь лесорубам. При необходимости поворота для обратного хода машину поднимал специальный подъемник, затем вручную поворачивали на 180°.

Группа шла гусиным маршем по проторенной туристами тропе. Вдруг в стороне от тропы я увидел гриб. Сорвав его, стал искать знатоков. Выяснилось, что среди нас была только одна дама из Киева, которая знала все местные грибы, и мы составили с ней группу поиска: она шла слева от тропы, я – справа. Вечером она сортировала грибы, затем мы их жарили. Грибов было мало, поскольку каждый день по тропе проходило человек двадцать. Там, где группа проходила пять километров, нам в поисках грибов приходилось проходить чуть ли не вдвое больше. Вожатый Золтан ругал нас с Ганной, так звали киевлянку, будто мы задерживаем группу, но на привале мы всегда её настигали. Отдыхали, конечно, меньше, но, как грибники, получали удовольствие.

К вечеру пришли к одинокому домику с двухъярусными нарами и матрацами - постельное белье было в рюкзаках. Во дворе - длинные деревянные столы со скамьями и очаг по типу треноги с казаном. Разместив вещи на нарах, мы собрались за столом с целью составить дежурство поваров. Каждый вечер дежурная пара варила еду на всю группу. Выбрали старосту, парня из Донецка, который должен был следить за порядком.

В первый вечер я и жена, свободные от кухни, решили до ужина прогуляться по лесу, будто за день не нагулялись, – хотели ознакомиться с местной флорой и фауной. Бросилось в глаза, что не слышно пения птиц, лес будто вымер, зато я нашел мину времен войны. Схватил ее за стабилизатор, с нею вернулся в лагерь. Едва вышли на опушку, где за столами сидела группа, крикнул:

- Кто знает, что это такое?

И группу, как ветром сдуло. Дело в том, что в оккупированной зоне все в группе, кроме нас с женой, соприкасались с минами. И только после того, как я крикнул, что мина пуста, они вернулись к столам, предупредив, что такими вещами не шутят, и были они, конечно, правы.

Пока варился ужин, мы с Ганной и женой почистили грибы и стали их жарить. Запах жареных грибов привлек внимание группы, но грибов было так мало, что никто не посмел напроситься на деликатес, только Золтан тут же подсел к нам и на правах полновластного хозяина стал уплетать их. Мы переглянулись - промолчали. На следующий день все повторилось: Золтан читал нам с Ганной нотации за наше отставание, и тут я не выдержал:

- Золтан, выбирай одно из двух: либо ты нас ругаешь и не получаешь ни одного гриба, либо успокаиваешься, и тогда мы, может, дадим тебе грибов, если найдем!

Это, видимо, помогло, ибо он не стал нас больше тревожить, и мы спокойно продолжали искать грибы вдоль нахоженной тропы: настоящий грибник нас поймёт.

Как-то я спросил у Золтана, почему нет птиц в лесу, почему он мёртв. Подумав, он ответил, что они, видимо, всё еще слышат взрывы со времен войны и потому улетели и не возвращаются.

- Так со дня Победы прошло уже тридцать лет. Тех птиц, которые слышали взрывы, уж и в помине нет!

- Гены передали этот страх потомству, - решил Золтан.

На мой же взгляд, после опрыскивания леса в лесу не стало насекомых, оттого и нет птиц: им нечего есть. Жаль, что экскурсоводом был Золтан, а не более компетентный в биологии человек... И я вспомнил изречение писателя Леонида Леонова, который перефразировал И. Мичурина: «Мы не можем ждать милости от природы... после всех тех издевательств, которые мы над нею проделываем...

Один из дней был особенно тяжким - пришлось пройти 32 км по лесистым горам и пересечь два перевала более тысячи метров над уровнем моря. Особенно тревожили ноги, а, вернее, кеды: спускаясь по склону, кончики пальцев упирались в носок, давя на ногти. Через несколько дней я заметил под ногтями больших пальцев темные кровоподтеки. Боль была невыносимой. Чтобы облегчить ее, приходилось продвигаться боком или другим удобным способом. Если бы взяли простые рабочие ботинки, этого не случилось бы. К нашей группе примкнул «дикий» турист в рабочих ботинках. Как я ему завидовал! Мне бы старые изыскательские кирзовые сапоги – я бы был на седьмом небе...

Однажды мы проходили большое село, за которым в полутора километрах была установлена большая чешская палатка. В ней разместилась вся группа. Разложив свои вещи на нарах, собрались на лужайке, предполагая заняться ужином. Однако Золтан заявил, что в селе намечается праздник с обедом, кино, концертом и танцами, куда и мы приглашены. Мы были в восторге, особенно любители потанцевать. Наскоро умылись, привели себя в порядок и отправились на праздник. Местная молодежь была уже в сборе - танцевала и веселилась. Многие из группы присоединились к танцам, остальные подключились к поющим. Особенно весело танцевали две подружки из Клайпеды. Они, казалось, могли танцевать до утра, но ближе к полуночи организатор праздника объявил, что пора расходиться, ибо назавтра предстоит тяжелый труд. Золтан пересчитал нас, чтобы быть уверенным, что все целы, и мы отправились в лагерь.

Разложив постель, мы тут же уснули. Первый сон – самый сладкий. И вдруг:

- Тамара, выходи!

Мы со сна не поняли, во сне ли слышим вызов или наяву. Но вызов повторился. Это был одинокий мужской голос. И тут мы услышали шепот:

- Ты что, Тамара, обещала встретиться? Ты что, в своем уме?

- Да я же пошутила. Мы с ним танцевали, он все приставал и настаивал на встрече. Чтобы он отстал, я сказала, что, мол, после танцев встретимся...

- Вот теперь иди и скажи, что пошутила...

- Я боюсь...

Было далеко за полночь, а парень всё кричал:

- Тамара, выйди!

Тут я не выдержал:

- Золтан, ты у нас вожатый, иди и скажи, что Тамара не выйдет. Пусть идет восвояси, нам отдыхать надо. Видишь - никто не спит...

- Я не пойду. У нас в Карпатах такой закон: если что-то обещал, надо выполнять! Кто не выполняет обещанного, того строго наказывают...

- Очень хороший закон, но Тамара живет в Клайпеде и об этом законе не знала, а то бы подумала, прежде чем обещать.

- Ну, хорошо, пойдем вместе... Он же человек, хоть и живет не по законам Клайпеды...

Золтан нехотя стал одеваться, и мы вышли. Недалеко от палатки на пне сидел молодой человек и ждал Тамару. Он не хотел поверить, что она не придет. Сели рядом с ним, познакомились, молчим... Парня звали Николаем. Я предполагал, что Золтан, как экскурсовод, начнет разговор, но он молчал. Пришлось начать мне:

- Слушай, Николай, мы не знаем, что тебе пообещала Тамара, но она к тебе не выйдет. Люди устали, завтра нам опять в путь. Так что успокойся и иди домой.

- Как так, она обещала! У меня за холмом десять дружков сидит и ждет. Если она не выполнит обещания, мы вас всех «порэпаем».

- Ты что - хочешь неприятности земляку Золтану? Да и вас милиция не пожалеет, если вы тронете хотя бы одного из нас!

Николая мы уговаривали больше часа – кое-как удалось убедить уйти. С Золтаном вернулись в палатку, сообщили, что «кавалер» пошел спать, и легли. Утром я выяснил у Золтана, что значит слово – «порэпаем». Оказалось, на местном наречии оно означало – порежем... После этого случая Тамара от своей подружки не отходила и остерегалась что-либо обещать...

В большом селе Усть-Черное с населением в 4500 человек местная экскурсовод рассказала, что 98 % населения – немцы – потомки десяти семей, которых австрийская королева Мария Терезия выслала в эти леса, как неблагонадежных. Мы с женой решили зайти в кафетерий, чтобы услышать немецкую речь. Но - мы не поняли ни слова, хотя нас уверяли, что они говорят по-немецки, зато увидели мастеров сувенирных изделий. Это был большой цех, в нем сидело около полусотни человек обоего пола, которые пилили, строгали и шили - изготовляли местные сувениры. Это не мешало им во время работы петь народные песни. Группа смотрела сувениры, слушала песни и, попрощавшись, пошла дальше осматривать село, где заканчивалось наше 200-километровое пешеходное путешествие. Дальше поехали автобусом. Побывали в Мукачево, Черновцах, Ясени и вернулись в Рахов. Сдав рюкзаки, куртки, постельное белье, обменялись адресами и разъехались по домам.

С женой решили заехать во Львов, в театр оперы и балета, но в гостинице мест, как всегда, не было. Мы больше часа уговаривали администратора дать нам место только на одну ночь. И только после того, когда она узнала, что мы из Киргизии, для нас нашлась отдельная комната. Оказывается, администратор была как-то в Киргизии, ей там так понравилось, что теперь всех «киргизов» принимала с радостью.

В театре в тот день не было представления, мы уговорили сторожа впустить нас взглянуть на интерьер. Затем пошли на старое городское кладбище. Таких надгробий мы с женой ни разу не видели: здесь были ангелы в человеческий рост, барельефы на надгробной плите и покойники двух-трех столетий разной национальности: немцы, австрийцы, венгры, поляки и украинцы. Утром мы попрощались с администратором, сели в поезд и уехали домой.

Впечатлений от путешествия хватило на всю жизнь.

2006

 

 

 

 



↑  49