Любитель мёда (30.11.2019)


 

Е. Зейферт

 

Был у нас в армии уморительный случай. Я в то время ещё старлеем был, взводом командовал. Как-то выпало нам, артиллеристам, в течение нескольких дней проводить учения в лесистой местности. На карте был отмечен один пригорок, мы подошли к нему, взобрались – отлично, местность как на ладони видна. Командир гаубичной батареи капитан Гарников здесь наблюдательный пункт занял. А водитель его, рядовой Кудоерко, всегда рядом с ним крутился. Мы его Шурупом прозвали, такой он был вёрткий и маленький – подушечку на водительское сиденье в «ГАЗ-66» клал, рост у него как раз предельный для армии был; на один сантиметр ниже, и служить бы не взяли.

Шуруп сунул свой нос в карту и давай спрашивать капитана:

– Товарищ капитан, а что это здесь таким интересным значком отмечено? А это?

Гарников наш был мужик терпеливый, беззлобный. Он спокойно объяснил Шурупу значки на карте:

– Мы с тобой, Кудоерко, сейчас здесь находимся… Это линия электропередач. Там, например, домик лесника. А здесь пасека.

– Пасека? – обрадовался Кудоерко и как бы между прочим спросил: – А масштаб карты какой? Объекты от нас далеко?

Капитан приложил к карте линейку:

– До домика лесника, он налево от нас, – 4 километра, – Гарников повернул линейку: – А до пасеки, вон в ту сторону, – капитан показал на юго-восток, – 2 километра 300 метров. Недалеко.

…Как только начальник артиллерии подполковник Бондарь гаркнул: “Отдыхаем!” – и все мы расположились в палатках, Шуруп бросился в сторону пасеки. Он, думаю, и сам не знал, на что рассчитывал, но так уж хотелось ему подсластить медком свою жизнь в армии! Через полчаса, пробравшись через густой лес, чудик наш оказался возле пасеки.

Небольшая пасека была огорожена штакетником. На калитке висел простенький замок – такой, что гвоздём открывается. Людей рядом видно не было.

– Эгей! – крикнул Шуруп, проверяя, нет ли кого на пасеке.

В ответ только тишина. Как потом оказалось, пасечники в то время искали место, куда бы перевезти пасеку. Нынешнее место их уже не удовлетворяло.

Через заборчик можно было и перепрыгнуть. Но Шуруп, видя, что рядом никого нет, сбил хлипкий замок сапогом и прошёл внутрь пасеки. Увы, разочарованию парнишки не было предела! Мёд недавно выкачали, стояло лишь небольшое ведёрко, в котором мёд был пополам с пчелами. Обескураженный неудачей, Шуруп поломал какой-то аппарат для выкачки мёда. Зачем? Да спроси мальчишку… Будто охмелел на свободе! Нехорошее, что скопилось внутри, нашло выход наружу…

Схватил ведёрко с мёдом и пчёлами, поломал изрядно сапогами заборчик в одном месте, выскочил… и забыл, в какую сторону идти! Вернулся к калитке, осмотрелся вокруг – всё равно не помнит, хоть убей…

Когда он нёсся по лесу, то даже и не думал ставить метки, чтобы потом ориентироваться по ним по дороге домой. И теперь – попал! Ой, попал… Пасека по глупости им разгромлена, следы преступления налицо, оставаться здесь нельзя ни минуты, вдруг хозяева вернутся… Да и пчёлы начали донимать живую добычу, в руках у которой – липкое ведёрко с их мёртвыми собратьями.

Бросился Кудоерко в лес, а в лесу все тропки для него одинаковые, нехоженые, деревья как близнецы. Ходил-бродил часа два, вдруг слышит – людской разговор. Обрадовался, бежит к людям, машет ведёрком.

– О, Олег, смотри – да это наше ведро!

Люди эти оказались теми самыми пасечниками! Вернувшись на пасеку, они обнаружили погром. А были они охотниками, следопытами отличными, вся жизнь у таких людей с лесом связана. Тут же отправились на поимку преступника.

Вот и встретились два одиночества! Наш щупленький Шуруп и два рослых детины сибирского здоровья.

Допросили пасечники солдата хорошенько, вычислили, где артиллерийская часть располагается, и повели туда пойманного мародёра под конвоем. А Шуруп от страха еле живой, пот в три ручья – уже трибунал ему мерещится. Всю дорогу шёл тихонько, а как понял, что к части приближаются, вдруг ка-а-ак бросится наутёк! Посмеялись пасечники, и прямиком на КПП, требуют лично начальника артиллерии.

Через пятнадцать минут по приказу подполковника Бондаря вся часть была построена на поляне. По внешним описаниям преступника командиры уже знали, кто отличился на пасеке. И оказались правы: среди личного состава не хватало только одного бойца – рядового Кудоерко!

Капитан Гарников, беззлобный человек, тут буквально взорвался гневным криком:

– Кудоерко, паразит, выходи!!! Сгною на гауптвахте!!!

Минут через пять из леса показался совершенно жалкий, маленький солдатик. Осторожненько он начал подходить к строю.

И вдруг пасечники расхохотались. А за ними и командиры, и солдаты… Кудоерко остановился, как вкопанный.

– Что делать будем, товарищи пасечники? – обратился с вопросом подполковник Бондарь.

– Да жалко нам этого “мародёра”… Давайте так. Нам пасеку перевозить нужно. Дадите “Урал” в помощь – и забудем про вашего Кудоерко.

– Хорошо, по рукам! – улыбнулся Бондарь.

Кудоерко заметно оживился, опять двинулся к строю.

– Накажете бойца своей властью, товарищ Гарников! – хлёстко сказал Бондарь и ушёл.

…Перевозил пасеку Гарников сам, никому такое ответственное дело не доверил.

А Кудоерко, чудика нашего, он сурово наказывать не стал. Видно, решил, что солдат и так хорошо наказан. Смехом.

 

 

 

 



↑  25