Домик в горах (31.03.2019)


( Из жизни изыскателей)

 

М Тильманн

 

Однажды по делам службы нам предстояло исследовать Шамсинское ущелье, что лежало южнее города Токмак, на предмет дороги и возможности строительства высоко в горах альпинистского лагеря. Мы взяли машину-вездеход и отправились вверх по ущелью по едва заметной колее. Дорога была почти не проезжаема, видимо, ею уже много лет не пользовались и для чего она была пробита, оставалось до поры до времени загадкой. На каждом ухабе нас бросало от одного борта к другому, поэтому многие из нас отказались трястись и пошли пешком, тем более, что скорость машины по такой дороге мало отличалась от пешеходной.

Поскольку строительство должно было вестись в лесном массиве, то в качестве советника нашу группу сопровождал работник лесного хозяйства, который хорошо знал местность, флору и фауну исследуемой зоны. Мы то и дело интересовались у него о названии отдельных пород деревьев и кустарников, и какие звери могут нам в пути встретиться. Очевидно, мы слишком громко обсуждали интересующую нас тему, ибо из дичи нам никто, кроме некоторых мелких пичужек, не попадался. А ведь высоко в горах водились когда-то медведи и снежные барсы, впоследствии они забредали еще с юга, где господствовали снега и ледники и человек их меньше беспокоил.

Колея становилась все менее приметной и постепенно превратилась в тропу с еле заметными следами когда-то прошедшей машины или конной повозки. И вдруг за поворотом, за выступом горного отрога, мы увидели издали красивый домик... О существовании этого домика наш советник по лесному хозяйству ничего не говорил и его появление было для нас полной неожиданностью. Когда мы подошли ближе, увидели, что домик деревянный, что само собой было необычным, так как лесоматериал завозился в Кыргызстан из восточной Сибири.

Было видно, что домик простоял уже несколько лет. Мы вошли вовнутрь, помещение состояло из четырех довольно больших комнат, стены которых были оклеены обоями с экзотическими животными и птицами африканской фауны. Внутри была сооружена большая круглая печь, облицованная оцинкованной жестью. Обои были насильственно попорчены: везде можно было видеть ножевые порезы. Мы невольно удивлённо взглянули на нашего советника, и вот что он рассказал:

«Лет десять назад в училище военных летчиков города Токмака учился сын главы правительства Эфиопии. Тогда было модно обучать знатную молодежь просоветски настроенных африканских стран лётному делу. Однажды главе правительства Эфиопии вздумалось навестить сына, ознакомиться с бытом летного училища для иностранцев и заодно с самой республикой. Итак, глава правительства Эфиопии без большой «помпы» приехал в Кыргызстан, а там и в город Токмак.

Местное руководство не знало толком, как принять знатного гостя и, узнав задолго до его появления, что он увлекается охотой, решили свозить его в Шамсинское ущелье. Оно было известно своей первозданной красотой и богатым животным миром. Здесь водились лисы, барсуки, сурки, косули, архары, козероги, горные куропатки. Высоко в горах гнездились горные индейки-улары и орлы. Все это предвещало занятную охоту в стиле эфиопских правителей.

Для того чтобы быт главы правительства Эфиопии во время охоты был налажен, специально был построен домик. А поскольку предполагалось вести конную охоту, то была построена и конюшня, от которой остался только пол. Местные власти были тогда очень довольны собой, что успели все выстроить к приезду дорогого гостя.

И вот наступил торжественный момент: знатный гость прибыл в Токмак. Его встречали партийные бонзы города и играл духовой оркестр. Затем была организована встреча с сыном. Дорогой гость был всем доволен.

Прошло два дня, гостя знакомили с достопримечательными местами. Рассказали о планах летного училища, похвалили сына за отличные успехи, чем был польщен отец – дорогой гость Токмака. На третий день должна была состояться охота, однако личная охрана премьера Эфиопии, подумав два дня, решила из условий личной безопасности не пускать его на охоту в незнакомую им местность...

Таким образом, охота не состоялась и домик остался без дела... Первое время домик охранял сторож лесничества, однако затраты на сторожа не оправдывались: в ближайшее будущее не предполагалось знатных гостей, для которых домик мог бы быть полезен. Сторожа сняли, проезжая тропа к домику зарастала.

Прошло время и в эти края зачастили дикие туристы. Они разобрали на дрова конюшню. От безделья они пьянствовали и испортили обои. Валяющиеся консервные банки и пустые бутылки – результат их посещений...»

Тщательно исследовав ущелье на предмет строительства альпинистского лагеря, мы пришли к выводу, что при наличии такого лагеря строить другой не целесообразно: основательно пришлось бы пожертвовать природой ущелья и массой денег, так что использовать домик для будущих строителей не представилось возможным, и, если дикие туристы его не сожгли и он не сгнил, он и сегодня всё ещё стоит в диком одиночестве в ожидании лучших времен...

2005

 

 

 

 



↑  64