Спартакиада (30.10.2015)


Курт Гейн

 

 

(рассказ)

 

Занимаясь своими делами, всегда вполуха слушаю «Радио России». И часто, какое-то слово или полузабытая мелодия будят воспоминания о недалеком прошлом или о юности и детстве. На сей раз память зацепилась за слово «спартакиада». Счетчик в голове стремительно защелкал назад, в прошлое. Есть! Вспомнил. Медленно, с остановками, закрутилась лента памяти в обратную сторону.

Июнь 1949 года. Объявлена первая после войны спартакиада учащихся семилетних школ Славгородского района. Проходить будет в селе Максимовка, в пятидесяти километрах от нашего Подсосново.

Мы, участники спартакиады, восемь-десять ребят, выехали на волах до восхода за день до ее открытия. Драбины арбы до половины набиты душистым сеном, и мы с комфортом расположились на нем. Впереди сидят возница и наш физрук МихМих.

Проголодались задолго до обеденного времени и начали требушить свои «сидора». Мамы и бабушки расщедрились, постарались, чтобы еды хватило на два дня, но торбочки наши все равно были тощи, а по содержанию почти идентичны: лепешки из темной муки, пучок зеленого лука, серая соль в спичечном коробке, пяток яиц и бутылка молока. Когда в полдень остановились у колка, чтобы «оправиться», поели ещё. Попили водицы, которую набрали из колодца в попутной деревне.

Под вечер приехали. Осмотрели размеченные белой глиной беговые дорожки, волейбольную площадку, яму с опилками для прыжков. Вокруг школы бродят съехавшиеся из далеких деревень спортсмены. Мальчишки почти все босые. Девочки в широченных байковых шароварах-лыжниках. В июне!

Спали в классе на полу. Пиджачок и кепка под головой. Утром проснулись рано. Размяли слежавшиеся косточки, поплескались у питьевого бачка с водой. Дожевали остатки еды. Готовы к борьбе за честь родной школы!

Мы все спортсмены-универсалы: бегуны, прыгуны, метатели, стрелки. Был только один «узкий специалист» - стрелок Иоська Риттер. Он хромал и потому в многоборцы не годился. МихМих еще раз проинструктировал нас и повел на линейку, где команды построились у флагштока. Комсомольские и спортивные вожаки произнесли речи. Мальчик и девочка из Славгорода в голубых майках и синих трусах тянули за веревку, которая тащила на мачту красный флаг.

Потом подготовка к стартам. «Спортсмены» раздевались, разминались. И тут раздались первые смешки в мой адрес. Дело в том, что у нас, деревенских пацанов, трусов не было. Летом ветхие штанишки натягивали на голые зады, а на зиму полагались длинные подштанники. Выходя на старт, мы просто закатывали штанины до колен и – марш! Но на таких крупных соревнованиях на виду у всего района, так сказать, мне очень хотелось выглядеть настоящим спортсменом, и я уговорил маму сшить мне трусы. Сшила она их из застиранной сатиновой наволочки. По темно-синему полю мелкие красные цветочки. По поясу широкая манжета застегивалась на большую медную пуговицу со звездой. Я просил ее сделать трусы на резинке и без ширинки. «Глупости. Тогда это женские рейтузы будут, а ты не девочка». Резон. Хотя цветочки девочкам больше подходят.

Смех усилился, когда я, разбежавшись, опробовал прыжковую яму. Встречный ветер распарусил мою обновку, ширинка раздвинулась, и взорам публики открылись мои, еще неоперившиеся, мужские достоинства. Девочки дали булавку, и я, зайдя в кусты, ликвидировал прореху.

Мои трусы с розочками мельтешили почти на всех стартах. Я стал чемпионом по прыжкам в длину, в беге на 100 и 200 метров. Занял второе место на 400-метровке, третье - по стрельбе. Местные хохлята говорили: «Цэй нимэць у цвитастых штаньцах як жеребэць бежить». Бегал я действительно несколько по конски. Голова откинута назад к левому плечу, а ногами так быстро и замысловато перебирал, что полугалопом, полурысью получалось. Всегдашнее подражание деревенских мальчишек лошадям – и пристяжная, и коренник одновременно.

Мои двоюродные брат и сестра стали чемпионами по прыжкам в высоту. Одним словом, побили мы нарядных горожан в белых тапочках.

После обеда – торжественное закрытие спартакиады. Вручение грамот и призов. Чаще всех звучала фамилия Гейн. И флаг спартакиады опускал уже я в паре с девочкой из Славгорода.

Возница торопил нас, чтобы к завтрашнему обеду дома быть. Мы улеглись на набитой сеном арбе и шумно отчалили. В сумерках угомонились и уснули камушками.

На рассвете проснулись. Скоро Волчьи ракиты. Остановились у колодца в центре деревни. Попили. Поплескались из корыта. Утерлись подолами рубах. Побежали в бурьяны у колхозной конюшни «оправляться». И тут... Но по порядку.

Вместе с грамотой за призовые места вручался приз – брикет фруктово-ягодного чая в пестрой обертке. У меня набралось шесть штук таких призов. Сидорки наши были пусты, и мы с удовольствием грызли ароматные брикеты, запивая их водой. И чаёк отомстил нам за варварское обращение. Размолотые вишневые и персиковые косточки образовали в конце кишечника пробки бетонной прочности. Особенно у чемпионов. Мы хоть и делились с другими, но большую часть схарчили сами. Соразмерно и страдания наши были тяжелее, а некоторые так и доехали домой неоткупоренными.

Брикет чая и дипломы я привез домой. Отец похвалил, а мать на ужин заварила чай фруктово-ягодный. С лепешкой вкусно, но с пасленом слаще.

Вот такой кусочек прошлого вспомнился, когда по радио прозвучало слово «спартакиада».



↑  648