Странная метаморфоза (31.05.2018)


 

Н. Косско

 

Мы мирно беседовали с фрау Майер, пришедшей к нам по объявлению устраиваться уборщицей, когда с работы вернулся муж. Поздоровавшись, он отправился в душ, а мы продолжили нашу беседу: надо было обговорить детали – что, как и, естественно, сколько будет стоить ее труд. Все казалось просто, понятно, трудностей не предвиделось, разногласий не предполагалось. Меня, правда, немного смущал внешний вид фрау Майер: пергидрольное птичье гнездо на голове, декольте на спине почти до талии, бусы в несколько рядов, колье, серьги и перстни на всех десяти пальцах... «Ну и что из того? - подумала я. - Может, человек так приготовился к собеседованию, стараясь произвести впечатление? Произвела, конечно, но… В принципе, это ее личное дело, - одернула я себя, - если у нее такая спецодежда, пусть ее...»

В этот момент в комнату вернулся муж и с шутками да прибаутками вклинился со своим ярко выраженным славянским акцентом в нашу беседу. И вдруг я заметила, как деревенеет лицо моей собеседницы, как она бледнеет и зеленеет, того и гляди в обморок грохнется. Казалось, она не сможет вымолвить ни слова. Но потом смогла все-таки:

- Вы что… вы что же… иностранцы?! – возмущенно выдавила она через силу из себя.

Мы опешили от ее вопроса, но муж быстро сообразил, в чем дело:

- Ну да! - рассмеялся он. - Самые что ни есть настоящие иностранцы… Русские мы! - заявил мой муж-провокатор торжествующе, с наигранной гордостью великоросса.

- Русские?! – вытаращив глаза, переспрашивает фрау Майер громким шепотом, и впечатление такое, будто она увидела инопланетян из «Звездных войн». – Русские? - повторяет она, как в трансе. – Ну, уж нет! – взрывается после короткой паузы гневом работница швабры и пылесоса. - Не хватало еще, чтобы я, немка, за русскими убирала! – и, злобно фыркнув, как дикая кошка, выскакивает за дверь.

Переглянувшись, мы с мужем расхохотались: с такой примитивной формой русофобии нам до сих пор сталкиваться не приходилось.

- Слава Богу, что видели мы ее в первый и последний раз, - сказала я с облегчением и… ошиблась.

Несколько лет спустя я увидела ее на городском митинге партии «зеленых», где она горячо и страстно выступала в защиту… беженцев, призывая к толерантности и солидарности с иностранцами. Во как!

 

 

 



↑  125