Настоящий стриптиз (30.10.2015)


Эссе

Светлана Фельде

 

 

Случилось это более двадцати лет назад. Нам с подружкой-однокурсницей тогда и тридцати еще не исполнилось. Мы успели уже выйти замуж, родить по ребенку и ждать приглашения в суд на предмет развода.

Жизнь приобретала четкие очертания - абсолютно все, как не было запланировано, и уже тем более – как не мечталось.

Ничего не поделаешь – издержки несоответствия мечты с реальностью...

Короче, мы работали в одной газете. Я – пишущим журналистом, она – фотографом. Вот нас обеих и пригласила одна крутая нефтяная компания в город А.

Когда выгрузились в аэропорту города А., деловитый пресс-секретарь компании собщил, что у его босса есть просьба: до начала официальных меропритятий нужно поехать на открытие стриптиз-клуба и поснимать этот самый стриптиз, или его открытие. Мы вопросов не задавали, нам было понятно, что нефть и стриптиз – это где-то очень рядом.

Короче, приехали. Сидим в холле. Я держу наготове диктофон, блокнот и ручку. Подруга проверяет аппаратуру. Вдруг в холл выскакивает распаренная тетя-администратор и начинает орать на нас: дескать, чего расселись, кастинг вот-вот начнется, раздевалка налево, быстро переодеваться. Почувствовав себя польщенными, мы с подругой переглядываемся и – о, кураж молодости – отправляемся в раздевалку. А потом в каких-то тряпочках, с трудом прикрывающих наши еще довольно товарного вида прелести, выходим к пилону.

Кстати, о том, что жердь сия, вокруг которой крутятся стриптизерши, называется пилоном, я узнала именно в тот день. И очень удивилась, потому как пребывала в уверенности, что Пилон - это французский скульптор, представитель искусства Возрождения. Ну, может, кто знает – группа «Три грации» для урны с сердцем Генриха Второго, мрамор...

Члены жюри попросили нас оставить пилон в покое через пять минут. Администраторша была злая, как ведьма. «Чего приперлись, - сказала она нам, - коряги несчастные».

«Несчастные коряги» вернулись в холл, заказали в буфете по стакану сока и давились от смеха и возбуждения. Спустя полчаса, в холл снова выскочила администраторша и снова стала орать в пространство – мне кажется, она все время орала в пространство, словно рассчитывала на то, что это пространство предложит ей требуемое: «Где эти чертовы журналисты, сколько можно ждать?»

Мы, коряги, дружно подняли руки кверху. Администраторша минуты три пребывала в ступоре, а потом тихо и вежливо сказала: «Пройдемте».

Главный босс компании остался доволен снимками моей подруги, и текст ему понравился. Кажется, в нем было нечто вроде того, что стриптиз – это вам не халам-балам, это «ого-го-го» как трудно, не каждый может полураздетым плясать перед посторонними людьми, а то и обнажаться, бросая лифчики в толпу, демонстрируя самое сокровенное.

Через месяц после командировки нас с подругой пригласили в суд, каждую с разницей в два часа – рассматривалось дело по разводу «гражданина» такого-то и «гражданки» такой-то...

Наши «гражданины» не пожалели красок, описывая невозможную жизнь с нами. Вот это, скажу я вам, был настоящий стриптиз.



↑  1056