Ошарашунг – 9 (31.03.2018)


 

Лидия Розин

 

Было — не было! Была не была!

 

С этим настроением я достала пакет с тёти-Вариной коробкой, что удобно расположился у меня в ногах, и вытащила стопку писем: переписка Дивы Беккер и Олега Карелина. Писем не так много — несколько обычных конвертов и четыре толстых. Первое письмо Дивы я уже три дня назад читала — помнится, оно меня ошарашило: от неожиданности я даже нервно хохотала. Но сейчас настроение у меня совсем другое и, что очень важно, нет абсолютно никаких эмоций, так что почему бы не перечитать? Заняться всё равно нечем. Эх, была не была!

 

Письма из коробки

Письмо 1: Дива — Олегу

Дорогой Олег, извините меня за мою смелость. Мне, право, нелегко даётся это письмо, но наш вчерашний разговор с Вами у клуба позволяет мне совершить такой безумный поступок. Меня зовут Дива Беккер, мы .............

Вы слышите: я Вас люблю!

Олег! Я люблю Вас!

До свидания.

Ваша Дива,

Алма-Ата 18 апр. 1966

 

Бегло пробежала глазами по строчкам этого бессовестного письма и сунула его обратно в конверт. Странно... У меня в руках чужие письма из далёкого прошлого. Читать чужие письма неприлично, но эти письма почему-то должны были быть обязательно мною прочитаны. После того как разбилось вдребезги моё настоящее, я сделала уже один отчаянный шаг — в незнакомое будущее. Так почему бы мне не сделать такой же смелый шаг в другом направлении — в неизвестное прошлое. Чего я боюсь? Новых разочарований? Ведь я хорошо знала Диву, но совсем не знала Олега. Я его себе придумала, а потом... и встретила. Мы разговаривали с ним только несколько раз. Уже потом, после смерти Олега, я постаралась узнать как можно больше об этом необычном человеке. Я знакомилась с его бывшими друзьями, с близкими ему людьми, женщинами, что любили его, коллегами по работе, и по их воспоминаниям сделала себе портрет идеала. Разумеется, в жизни второго такого встретить было невозможно. И вот теперь у меня в руках письма с живыми строчками человека, давно ушедшего в небытие...

Конверты пронумерованы, — наверное, Дивой. Они ей были дороги, иначе она бы их не сохранила. Дива отнюдь не была сентиментальной, насколько я её знала. А может, я её совсем не знала и видела в ней только то, что она мне показывала?

Письмо 2: Олег — Диве

А-Ата, 1 мая 1966 г.

Здравствуйте, незнакомое Чудо-Диво!

Честно говоря, письмо Ваше меня очень удивило, хотя я в своей жизни многое повидал и давно уже привык ничему не удивляться. Ну, что мне с Вами делать, Чудо Заморское, Диво Дивное? Озадачили Вы меня.

Моя хорошая, у меня совершенно нет ни желания, ни времени на подобные авантюры. Я очень занятой человек и уже лет двадцать за маленькими девочками не бегаю. Если Вы заметили, я хромой и старый, ко всему я ещё ужасно злой. Да! Да! Да! Не гожусь я на такую романтическую роль, которую Вы мне определили, хоть, признаюсь честно, Вы мне польстили. Жаль, конечно, что Вы не Татьяна. Хотя... Онегина я в себе давно уже уничтожил. Сегодня во мне спокойно существует Обломов, которому по ночам... Дон Кихот спать не даёт. Да всё чаще Гамлет своим дурацким вопросом мучает.

Вы написали письмо незнакомому человеку, наивно полагая, что это тот самый, которого Вы себе выдумали, но попали ко мне. А я не он. Но я абсолютно уверен, что Ваш герой, тот самый, уже где-то на полпути к Вам. Да не разминутся ваши пути!

Кстати, о дорогах. Я по профессии — строитель дорог: прокладываю новые пути по земле (от пункта А к пункту В). Жаль, что не умею так же соединять сердца.

Вот и всё.

Олег К.

P.S.

С праздником Вас!

Удачи и успеха Вам во всём.

Привет Вашей подруге.

О.К.

Письмо 3: Дива — Олегу

Риск побеждает страх.

Хватит играть в прятки!

Я объявляю: „Шах! —

Вам, принц Датский!

Скрестились, как шпаги, взгляды —

Быть или не быть?..

Быть! Потому что надо.

Надо. Надо жить!

Жить. А не насмехаться.

Драться! И не иначе!

„Шах! — Вам, мой принц Датский! —

В тыл короля прячьте!“

Дива Беккер

 

P.S.

Не думайте, что Вы от меня так легко отделались. Предлагаю Вам сыграть со мной партийку в шахматы. Время и место встречи — за Вами.

Жду ответа

Ваша Дива.

5.5.66, Алма-Ата

Письмо 4: Олег — Диве

 

А-Ата, 15.5.66 г.

Дива! Прелесть моя! Ну и дела! Не ожидал я от Вас такой реакции. Вы, похоже, из моего первого письма ничего не поняли, а жаль. Повторяю: Дивушка, дорогая, у меня нет ни времени, ни желания с Вами встречаться. Сейчас, когда Вы читаете это письмо, я уже в пути: еду с караваном техники и оборудования разбивать в степи лагерь, куда через месяц приедет отряд студентов для проведения строительства дорожного тракта. У меня, как начальника этого объекта, столько дел впереди, что в ближайшее время я вряд ли появлюсь в Алма-Ате. Но, чтобы Вы не сочли меня трусом, я, разумеется, с удовольствием сыграю с Вами в шахматы, но это будет не раньше, чем через полгода (не пройдёт и полгода, и я появлюсь, чтобы снова уйти на полгода...) А Вы, пожалуйста, не теряйте времени даром, — тренируйтесь, тренируйтесь, ибо в шахматах я не такой уж новичок.

Да, кстати, а как Вам Владимир Высоцкий? Мои студенты все от него без ума. Я — тоже.

 

„Но мне хочется верить, что это не так,

что сжигать корабли скоро выйдет из моды.

Я, конечно, вернусь, весь в друзьях и мечтах.

И, конечно, спою, не пройдёт и полгода...“

 

Всё. Отвечать на это письмо не надо, у меня пока ещё нет адреса. Но, если вы всё равно захотите написать, то пишите себе на здоровье „На деревню дедушке“ или „Степь. До востребования, Вещему Олегу“.

Пока.

Привет подруге.

Олег.

Письмо 5: Дива — Олегу

Олег Кириллович, дорогой мой начальник!

Я очень спешу, у меня нет времени дожидаться твоего возвращения в лагерь. Я покидаю тебя. Сейчас, когда ты читаешь это письмо, я уже очень далеко. Обещаю написать тебе длинное-предлинное письмо и рассказать обо всём, что я не успела или не хотела говорить, но теперь обязана. Со мной ничего не случилось такого... Я просто счастлива. Я на две недели раньше срока заканчиваю у тебя в стройотряде свою практику и сегодня ночью улетаю в Симферополь. Дяде Лазарю я уже позвонила. Он в курсе. У тебя из-за меня не будет никаких неприятностей.

Олеженька, у меня к тебе просьба. Мой баул со шмотками передай, пожалуйста, с оказией в Алма-Ату Лазарю Семёнычу, ведь у тебя почти каждую неделю кто-нибудь из управления бывает.

И, самое главное, ты уж прости меня, дружище, но у меня не было другого выхода. Я взяла у тебя двести пятьдесят рублей взаймы. Ты ничего не подумай. Я сказала Лазарю, что заняла деньги у тебя, он их тебе переведёт. Лазарь Семёнович Зорин, пока мне не исполнится 18, официально является моим опекуном. У него достаточно денег, что достались ему от моих родителей для нас с Тамилой. Отец с мамой застраховали нас обеих. В конце этого месяца мне исполняется 18 лет, и я получу аж целых две тысячи, а Тамила — в следующем году.

Вот, пожалуй, и всё пока. Я обнимаю тебя, мой самый-самый-самый добрый, умный и красивый Человечище!

Твоя Дива

1.7.66 г.

P.S.

Привет от меня Ахмету и всем остальным из отряда.

продолжение следует

 

 



↑  144