Учеба, как учеба... (из цикла «Студенческая жизнь») (31.01.2018)


 

А. Штоппель

 

Начало учебного года ознаменовалось собранием, представлены старосты групп - взрослые мужики.

Анатолий не выглядел старше и серьезнее большинства. В первой группе было немало парней после армии, но была пара мужиков около тридцати.

Антона, староста второй группы, одногруппники восприняли неодназначно. С длинной шевелюрой хиппаря и пышной бородой плюс темные очки, он напоминал из фильма «Бриллиантовая рука» крутого мужика, который просил у напуганного Никулина закурить. Возможно, немного напуганы были и вчерашние школьники, каковых было довольно много во второй группе.

Прошло некоторое время, прежде чем юные одногруппники перестали называть его на «Вы». Антон долго со смехом вспоминал, как к нему приходила делегация отроков, чтобы пригласить на пьянку. Звали его по имени-отчеству и только на «Вы»:

- Не согласитесь ли Вы присоединиться к компании одногруппников по случаю...?

Но застолья довольно быстро подружили студентов всех возрастов - не возраст был главным, а чувство юмора - этого «добра» у архитекторов хватало порою даже с излишком.

Учеба предполагала сдачу нескольких курсовых проектов каждый семестр, поэтому студентам расслабляться было невыгодно. Главное, нельзя было отрываться от коллектива. Важно было быть в одной упряжке со всеми, как минимум - вровень с основной массой.

На нашем потоке, да наверное, и на других тоже, очень недолюбливали «выскочек» и «лентяев». «Выскочками» считались излишне торопливые студенты, начинавшие гораздо раньше остальных подачу курсовых проектов. Этим они создавали весьма нервозную атмосферу и провоцировали остальных к началу подачи еще несозревшего проекта.

За это их считали "вражинами". Учитывая, что курсовые проекты всегда проверялись и сверялись, проект, на подачу которого было потрачено больше времени, всегда выглядел более выигрышно и принижал общий уровень всех остальных.

Недолюбливали на потоке и "лентяев", которые ухищрялись продления подачи проекта для себя. Получив больше времени, чем основная масса студентов, "лентяи" выигрывали на этом нагло. К тому же они обязательно бывали на просмотрах, чтобы знать, за что какие оценки ставят, узнавали, что на этом проекте от студентов требовалось, так что, "где подстелить соломки", они знали еще до подачи проекта.

Естественно, хитрецы получали лучшие оценки, чем студенты, выставлявшиеся со всеми. Это было несправедливо и нечестно по отношению к одногруппникам. Но обычно “лентяи” по этому поводу не расстраивались. Они только обижались, когда во время застолий сокурсники высказывали им все, что по этому поводу думали. От студентов они получали по заслугам, но за это их не били…

В целом учеба протекала весело. Перенапряжение в процессе работы над курсовыми проектами приводило ко всяким невинным шалостям во время работы над чертежами.

Помнится, Дмитрий демонстрировал нам свой первый проект "Голицынская больница", за который он получил пятерку и который был выставлен в холле среди лучших работ. Чертеж был выполнен ювелирно, линии абсолютно одинаковой толщины и насыщенности звенели, как струны. Композиция чертежа тоже была неплохой. Вроде бы все чин-чином, но... На трех одинаковых фасадах, вычерченных в разных масштабах, было разное количество окон, то десять, то одиннадцать, то - двенадцать. Халтуры Дмитрия не заметил никто.

Психология, однако... Как в игре "Найдите отличие в рисунке". Похоже, преподаватели с ним в эту игру не играли. Если бы сыграли, может, пришлось бы проект заново сдавать.

О проделках Виктора можно писать романы. Все свои «приколы» он умудрялся вытворять безо всякой подготовки. Похоже, они случались сами собой, и он в них «влипал», совершенно не сопротивляясь, к великой радости сокурсников и свому удовольствию. И это было здорово.

Отмывка должна была стать весьма важным инструментом в работе будуших архитекторов, поэтому студенты старательно и осторожно водили кистями по плоскости планшета. Плоскости и тональные переходы должны были быть безукоризненными. А если нет?. Снова обтяжка подрамника, новый чертеж и отмывка по-новой, пока не получится.

У Виктора в отмывке в плоскости неба образовалось большое светлое пятно. Делать работу по-новой ему не хотелось. Бедный студент, с детства очень любивший мультфильмы, увидел в своем проекте нечто подобное и решил доделать отмывку в этом стиле. Он весело завершил отмывку, основательно насытив небо мультяшными облаками.

Первыми над его облаками смеялись студенты. Виктор, создавший облака скорее для хохмы или на случай «авось пройдет», был тоже весел. Не знаю, смеялись ли на просмотре преподаватели, но ставили Виктору двойку за проект, наверняка, с улыбкой.

Вряд ли стоило об этом вспоминать, если бы не огромный труд сокурсников. Пока шел просмотр, студенты вспоминали все существующие песни про облака. Получилось что-то около пятнадцати. Вспомнил «Облака – белокрылые лошадки...», остальные стерлись из памяти, но песен было много спето.

Излишнее напряжение от курсовых проектов студенты снимали на вечеринках, когда активно «обмывали» проекты. Интересно бывало уже в аудитории. Все было позади, за проекты на планшетах и в журналах стояли оценки. Можно было расслабиться и показать на проектах скрытые от преподавательских глаз «хохмы». Небольшие «приколы» студентам удавались довольно часто.

Очень любил юморные мелочи тот же Виктор. Какую-нибудь «фигню» в антураже спрячет, а потом довольный хихикает, что комиссия преподавателей этого не заметила. В проекте промышленного здания то ли завода, то ли гаража на плане в масштабе один к двустам он с лупой зарисовал все мелкие полосы балок всевозможными дурацкими предметами, типа дохлых крыс или рыбьих скелетов. Рассмотреть было возможно, только если приглядеться - пришлось ему изрядно покорпеть. Но что не сделаешь для «прикола»?

Учиться без чувства юмора по специальности «архитектура» было трудно. От постоянных стрессов спасал юмор. Свободно вздохнуть от курсовых проектов во время учебы было невозможно. Много времени и сил отнимали также длительные рисунки и наброски. Сложно было не накопить за семестр долгов и по другим предметам.

Сданные курсовые проекты, зачтенные на выставке рисунки и полученные зачеты давали студентам право сдавать экзамены. К экзаменам необходимо было готовиться, а сил после зачетов обычно уже не оставалось. Ну, как тут не улыбнуться?...

Экзамены были лотереей даже для подготовленного студента, поэтому чувство юмора доказывало, что зубрежка накануне экзамена - не выход, но оно же подсказывало, что не готовиться к экзаменам - тоже глупо. Наш студенческий опыт предложил наиболее оптимальную схему прохождения сессии. В день сдачи последнего экзамена просто грех сразу же готовиться к следующему. Оценку в зачетке, если экзамен сдан, необходимо «закрепить» крепкими напитками и заодно снять стресс в компании с друзьями. Если же экзамен провален, выпить еще важнее, чтобы смыть «негатив». Ни в коем случае нельзя идти на следующие экзамены, если на сердце сохранился «негатив прошлых неудач».

Итак, мы определились, что делать в день экзамена.

На следующий день с утра медики учиться тоже не рекомендуют. Похмельный синдром - опасная штука. Необходимо сначала восстановить здоровье. Да и на больную голову все равно много не выучишь. А если учитывать, что объемы нормального студенческого мозга не безграничны, по аналогии с компьютером важно «освободить» в нем место для будущей информации. Необходимо срочно «забыть» все, что вчера было успешно сдано - лучше всего это делать крепкими напитками и в компании с друзьями...

На третий день просыпаешься с больной, но абсолютно чистой от ненужной информации головой. Наверное, можно считать себя готовым. Можно начать подготовку к грядущему экзамену, но обычно почему-то уже не хочется. И не надо, информация, полученная вопреки воле, может привести впоследствии к всяким психическим расстройствам. Весь день надо посвятить «щадящему» лечению, если еще есть деньги. В крайнем случае, можно прогуляться, порадоваться жизни – когда-то еще придется... Чтобы наконец-то выспаться, лучше всего эасыпать отдохнувшим и телом, и душой...

В последний день студенту ничего уже остается, как готовиться к экзамену. Самое удивительное, есть всё необходимое для этого. Налицо абсолютно пустая голова, настойчивое желание сдать завтрашний экзамен и целые сутки на подготовку.

Жалко, что объем материала, который надо выучить, значительно превышает объем пустой головы, помноженной на время до экзамена...

Но кто говорил, что в институте учиться легко? Ведь экзамены даже для подготовленного студента – лотерея, а мы подготовленные!

Опять же студенческий опыт подсказывает, очень многое возможно узнать и «выучить» во время экзамена. Экзамен - это опасная для студента дуэль с преподавателем. Конечно, силы неравны, но... Доказано, опасность поднимает уровень адреналина в крови студента и делает его гораздо более умным и изворотливым. Главное не бояться, «трояк» получить можно только за одну смелость. А если постараться?..

Что делать после успешной сдачи экзамена? Всё по той же схеме, пока сессия не закончится...

Чем заниматься после сессии?.. Чем угодно, но пить и гулять необязательно. Правда, некоторые студенты пить и гулять не прекращали - наверное, из благих намерений поддержать ликеро-водочную промышленность...

Учеба после каникул обычно пробуксовывала, но недолго. Первые дни студенчество праздновало возвращение в «родные пенаты», встречу после долгой разлуки и многое другое, за что с чистым сердцем выпить - не грех. Но потом приходил «Его Величество Проект», и студенческая жизнь входила в свою колею. Студентам снова становилось веселей...

А что - грустить что ли? Учеба, как учеба. Как всегда и у всех. «Весело взяли и понесли!..»

 



↑  167