Реквием (31.12.2017)


Вячеслав Сукачёв (Шпрингер)

 

* * *

 

Валентину Устинову

 

Какой-то праздник – не пойму какой,

Возможно, что меня похоронили

И наконец-то я обрел покой

В неаккуратно вырытой могиле…

 

В прихожей наспех натянув ботинки,

Я выскочил на улицу, кричу:

«Друзья! Скажите, где-то здесь поминки,

Я помянуть усопшего хочу!

 

Его я знал чуть больше полувека,

Бывал он под конем и на коне…

Он не тянул на званье «че-ло-ве-ка»,

Но звание писателя – вполне.

 

Мы с ним, случалось, весело кутили,

Весь мир под нами ходуном ходил.

Его, конечно, женщины любили,

И он их тоже, кажется, любил.

 

Его, конечно, плохо понимали,

А кто, скажите, личность понимал?

Все что-то рвали, что-то получали,

Он больше отдавал, чем получал…»

 

Я огляделся – пусто было, грустно,

Сплошная накипь туч над головой,

И лишь скрипел зеленый лист капустный,

Распятый на умытой мостовой.

 

И никому здесь никакого дела

Ни до меня, ни до поминок нет…

Толпа текла, а канарейка пела,

Луна привычно в космосе бледнела,

Горел фонарь, не излучая свет.

 

И я пошел по городу пешком,

Оставив за спиною мрак могилы.

Какой-то праздник непонятной силы

Со мною параллельно, рядом шел.

 

 



↑  319