Изгнание (уничтожение нацменьшинств – волынских немцев) - окончание (31.08.2017)


Оскар Шульц

 

2. Возвращение колонистов из изгнания на родину Волынь

(время от февральской и октябрьской революций 1917-го по 1922 год).

 

Временное правительство Керенского объявило указ царя от 2-го февраля 1915-го о выселении волынских немцев недействительным и не стало рассматривать царский законопроект об изгнании всех российских немцев из европейской части России за Урал. Путь возвращения волынян на родину был открыт. Однако развязавшаяся гражданская война в России настолько осложнила эту возможность, что их возвращение домой растянулось на долгие годы. Я попытаюсь это показать на примере моих родственников:

О семье моей бабушки по матери Аугусты. Первыми, ещё в начале 1918-го, добралась до Фёдоровки – до дома родителей – семья её старшей дочери, моей тёти Каролины Никель – их дом больше не существовал; в 1920-ом вернулась семья её второй дочери – моей тёти Матильды Ланггальс; в 1921-ом, после 6-месячных мытарств в пути, полуживыми и без матери – моей бабушки Аугусты, которая жертвуя себя для спасения детей умерла голодной смертью за 3 дня до дома – вынырнули из небытия все четверо её младших детей (Аугуст, Фридрих, Иоганн и Альма); последними в 1922-ом вернулись на свою родину мои родители: отец и мать с трёхлетней дочерью. Все эти 4 семьи – 16 персон жили поначалу в доме бабушки Аугусты, откуда со временем рассосались, строя и приобретая собственные лачуги.

О семье Вильгельма – моего дедушки по отцу. Его старший сын Эдуард – мой отец – вернулся "домой" после 7 лет проживания на чужбине, но, уезжая, оставил там 3 могилки умерших детей, т.е. половину семьи; сложнее была обстановка живущих в Сибири – гражданская война и разбой, всеобщий голод и разруха. И дедушка рискнул лишь весной 1921-го пробиться по умирающей стране домой. Они достигли Волги, но попали в карантин (это попытка властей под видом заноса инфекционных заболеваний была шагом остановить поток голодающих в ещё более голодный центр России). Лишь 13-летнему Арнольду удалось спастись, и он принёс родственникам страшную весть, что отец, мать и трое детей умерли голодной смертью и их тела сброшены в заброшенную шахту. Из семьи в шесть человек остался он один в живых; дедушкина дочь Емилия – моя тётя – и её муж Фридрих Пауц (тяжело раненного на войне спихнули в места изгнания к голодающей семье) решили сперва немного поправить его здоровье – подлечить его раны – и лишь весной 22-го выехать на родину. – Опоздали! Голод прибрал их обоих и троих младших детей ещё зимою, лишь Евальд и Рихард (13 и 12 лет) выжили в батраках у местных казаков. Через год Евальд привёз эту роковую весть на Волынь, а Рихарда, полностью обрусевшего, разыскали 17-летним парнем, не умевшем ни писать, ни читать и привезли на родину лишь в 1927-ом году.

Таким образом, изгнание в 1915 году причинило семьям моих дедушек и бабушек не только потерю всего состояния, но убило также половину моих родственников (48,3 %). О таких больших людских потерях пишут и историки, и исследователи. Доктор Карл Штумпп называет цифру 50 000 умерших от 100 000 волынских немцев, высланных из восточной части Волыни (её раздела между Польшей и Россией состоялся в 1921 году). И украинский историк Валентин Витренко называет близкие цифры: на Украине в 1921 г. проживало этнических (волынских) немцев 35 000, а в начале 1930 гг. – 51 000 человек. Следовательно, Штумпп не завысил цифру людских потерь – 50 %. Так высветилась угроза: если не последуют срочные меры по численному восстановлению этого национального меньшинства, то оно обречено на исчезновение.

 

1923 – 1943 гг.

 

Но такие меры не последовали. Известно, что коммунистические идеологи в советском союзе определили, что при коммунизме все народы должны смешаться, перевоспитаться в человека нового типа – "homo sowetikus" и их разговорным языком должен стать единый русский язык. Моё мнение: очевидно, они считали, что немецкое национальное меньшинство в СССР, в том числе и волынские немцы, – обладают всеми необходимыми качествами для их первоочерёдного перевоспитания, чтобы стать образцом "нового советского человека", которому все нации страны должны будут последовать. Большинство людей этой национальной группы от природы послушны, т.к. воспитаны в духе "безоговорочного подчинения вышестоящей власти" (sei untertahn der Obrigkeit die Macht über dich hat) – и это касается любой власти, будь то Бог, кайзер, царь, господин, бригадир - лишь бы начальник. Они не только послушны, но и трудолюбивы, предприимчивы, честны, не алкоголики, не дебоширы, поэтому их, на первых порах стали называть "советскими немцами". Надо было их имидж поднять в глазах всего советского народа. Taк была создана нeмецкая коммуна на Волге (1918г.), затем Автономная республика немцев Поволжья (1924 г.), появились национальные районы, даже отдельные сельсоветы, техникумы, институты, газеты на немецком языке, введено обучение детей на родном языке и прочее... Однако практика показала и другую сторону этой затеи.

Так, уже в начале становления советской власти, при военном коммунизме, у этих людей – бывших колонистов – которые, благодаря своему трудолюбию добивались большей состоятельности, поэтому у них изымали большую часть продуктов сельского хозяйства, вплоть до их разорения. То же самое случилось и при введении НЭПа, когда выявилось, что советские немцы чересчур ретивы и при их прилежности и деловитости быстрее других становятся на ноги, они облагались завышенными налогами. А с отменой НЭПа и с переходом к коллективизации в конце двадцатых снова в первую очередь пострадали более предприимчивые, более трудолюбивые люди. Так, с отходом от НЭПа экспроприировали частную собственность, например, у моего дяди Густава Ланггальса конфисковали цех по обработке кож и пошива шуб, у дяди Адольфа Цех изъяли столярную мастерскую, в моём родном селе ликвидировали молокосборочное товарищество, обобществив их имущество. Единоличников, не желавших добровольно вступать в колхозы, облагали налогами по кулацкому 5–6-му разряду и, разорив окончательно в 1936 году, реквизировали их земельные участки и сослали в Среднюю Азию. Так переселили в Казахстан и восемь семей кузенов моего отца: Готтфрида, Эмиля, Людвига, Эдуарда Шульц, Готтлиба и Аугуста Ау, Эдмунда Педе с тёщей Альвиной, всего 36 человек.

Все эти несправедливости и притеснения вызывали у людей недовольство и противодействие. Борясь за своё существование, землепашцы были вынуждены прятать зерно, чтобы пережить неурожай и иметь семена для будущего сева. На это государство ответило репрессиями, и советских немцев определили в группу зажиточных, т.е. в классовых врагов. Волынские немцы, лишённые в 1915 году всего своего состояния и пережившие изгнание, вернувшись домой, должны были начать жизнь буквально с нуля. Но и они были отнесены к состоятельным, к кулакам, к подкулачникам, т.е. к классовым врагам и подвергнуты штрафам, арестам, тюремному заключению, выселению в Сибирь и даже расстрелу.

Власть с её коммунистической идеологией пыталась через всеобщую боязнь и через страх добиться послушания народа. Так, в результате политики изъятия всех излишков был вызван неурожай и голод 1932 и 1933гг в СССР. От голода умерло около 2 000 волынцев, в том числе из моих родственников дядя Густав Ланггальс, две его дочурки и маленький Самуил Дистергофт. Но Сталин квалифицировал это не как следствие проводимой им в стране политики, а как саботаж крестьян. Особая роль в этом отводилась советским немцам, у которых, якобы, саботаж вызван происками гитлеровской Германии (т.к. в 1930 г. к власти пришёл национал-социалист Гитлер). Волынских немцев при этом напрямую обвиняли в коллаборационизме с фашистами Германии. В строго секретном постановлении ЦК ВКП (б) „О борьбе с контрреволюционным фашистским элементом в немецких колониях“, от 5-го ноября 1934 г. советские, в т.ч. и волынские немцы стали квалифицироваться как трудно воспитуемый национальный элемент. Они были занесены в списки неблагонадёжных и стали преследоваться как классово, так и национально-враждебная общность в СССР. Проведённую селекцию на слепую покорность и раболепное подчинение коммунистической идее в строительстве "нового мира", советские немцы не выдержали. Их не прельщал образ "нового советского человека" (Homo sowetikus). Лишенные частной собственности, они не захотели стать советским рабами. После чего на немцев обрушился шквал репрессий. К началу войны в лагерях НКВД томилось около 55 тысяч советских немцев». Это составляло примерно 4% всех узников, хотя немцев в составе населения СССР было менее 1%.

 

Отнюдь не являясь наилучшим материалом для формирования образца "нового советского человека", волынских немцев определили к полной ассимиляции с целью передачи положительных качеств (трудолюбие, предприимчивость, деловитость и пр.) менее развитым национальным меньшинствам. Они, как и при царизме в 1915 г., подлежали выселению и расселению среди многих других народов. Это предполагаемое выселение содержало слова: "к этим антисоветским элементам предпринимать строгие репрессивные меры: аресты, выселение, а злостных нарушителей приговаривать к расстрелу".

И, как я полагаю, с принятием этого секретного постановления в 1934 г. негласно кончился период формирования образца нового советского человека из советских немцев. Этому постановлению последовали:

В начале 1935 года ЦК КП(б)У постановило немецкий р-н Пулин и все немецкие сельсоветы на Украине аннулировать (перевести их в русско-украинские).

То же самое произошло со всеми 15-ю немецкими районами и 55 сельскими советами в СССР.

Опять, как в 1915 году, было принято решение о выселении всех немцев (а также поляков) из 100-километровой пограничной зоны.

Распоряжением СНК СССР от 28.04.1936 14700 неблагонадёжных волынских семей было переселено в Казахстан.

В 1938 г., к дальнейшему развитию постановления от 1934-го года все немецкие школы в СССР, за исключением в АССРНП, были переведены на преподавание на русском языке. Таким образом, две третьих школьников из советских немцев были лишены возможности учиться на родном языке.

Это подтверждают и другие документы:

Так в докладе на имя первого секретаря ЦК КП Украины тов. Постышева (проверяя в апреле 1934 г. Пулинский р-н): "Комиссия ОблОНО в январе 1934 г. постановила 29 учителей, как классовых врагов, незамедлительно освободить… и дело передать НКВД». Это означало, что всех 29 ожидает суд тройки, для большинства с приговором – расстрел.

Исследователь Виктор Брюль установил, что в 1934 – 1938 гг. на протяжении пяти лет подверглись аресту 302 227 советских немцев (22 %) и за 1937-8 гг. расстреляно 8% от числа советских немцев. Из моих родственников был расстрелян дядя Адольф, а дядя Фридрих был осуждён на 10 лет каторги (фактически же - в Магадане отбыл 18 лет).

Эти репрессии вызвали волну бегства. Так, в докладе на имя первого секретаря ЦК КП Украины тов. Постышева от 28-го августа 1934 г. сообщается: "Массовое бегство из Пулинского района началось в 1933 г. С 1-го августа 33-го по 15-ое марта 34-го без разрешения покинули свои дворы 14 % хозяйств... в том числе от Пулино-Гутского сельсовета 25 % колхозников и 16 % единоличников, а из Солодири 32 и 16 %"...

В 1935-ом г. мой отец не выдержал нарастающего напряжения (страх быть безвинно арестованным) и также покинул свою родную Волынь, мы переехали в Крым. В 1937-ом мой дядя Александр Шульц и кузен Рихард Пауц добровольно уехали в Казахстан; дядя Эрнст – в АССР НП; покинули Волынь в направлении Башкирии три моих дяди: Аугуст, Фридрих и Иоганн Дистергофт.

 

Выводы

 

Так, проведённые государством репрессивные меры по перевоспитанию волынских немцев и вызванное массовое бегство привели к сокращению числа волынцев на Украине с 51000 до 30000 человек (В. Витренко). Без немецкой речи, без немецких школ, без немецкой печати и закрытия церквей это национальное меньшинство было обречено на исчезновение. Вещий сон Дотцлава и его толкование моей бабушкой Аугустой (1915 г.) подтвердилось.

В 1941 году это незаслуженное, нелепое, враждебное отношение к судьбе немецкого национального меньшинства в Советском Союзе почувствовали на себе также все остальные советские немцы – поволжские, причерноморские, крымские, кавказские и рассеянные по всему Советскому Союзу. Один миллион человек были ограблены, переселены за Урал, разбросаны малыми группами среди 100 народов и пригвождены там навечно.

Агония волынских немцев отодвинулась с 1941 до 1943 г. в результате захвата Украины Германией. Потом, в связи с отступлением немецких войск, последовало их переселение в Германию, а после 1945-го была проведена репатриация большей части советских немцев на "родину" и их распыление по бескрайным просторам СССР. Сумевшие остаться в Германии расселились по всей стране, а часть волынцев выехали в Америку. Из моих родственников - это мои кузины Мария Дюстергофт, выехавшая в США, и Мария Кригер – в Канаду.

И пару слов о западных Волынцах. После раздела Польши между Германией и Советским Союзом (1939 г.) Сталин отдал Гитлеру всех немцев, проживавших на захваченной у Польши территории, получившие название Западная Украина и Белоруссия. Эти волынские немцы были переселены в Вартегау, а в 1944–45гг. они с успешным продвижением советских войск бежали в глубь Германии, где смешались с коренными немцами. Следовательно, временем исчезновения волынских немцев, как национального меньшинства, следует считать первую половину сороковых годов 20-го века. Правда, островки и осколки волынцев, разбросанных по всем континентам, смогут ещё какое-то время просуществовать, смешиваясь постепенно с другими народами, но сам факт их бытия и уничтожения должен оставить след в истории человечества.

Советские немцы, ставшие "чужеродным элементом" в СССР, числились таковыми и после развала СССР в 1991г.: в Российской Федерации и странах СНГ. Поэтому они избрали иной путь. Это был путь возвращения на родину предков, где они – как "немцы из России" – добровольно смешиваются с коренным населением. Оставшиеся там и переименованные из "советских" в "российские немцы" ассимилируются в местах их проживания.

Факт уничтожения 3х-миллионного немецкого национального меньшинства в Советском Союзе – геноцид, который умышленно замалчивается, и мировой общественностью этот факт не осуждён до сих пор.

Лейпциг, январь 2015

 



↑  561