Гринька-весельчак (31.05.2017)


Николай Дик

 

Донские сказки и байки / Н.Ф. Дик. – Ростов н/Д:

 

Феникс, 2012. – 139 с. ISBN 978-5-222-19980-0

 

В давние-давние времена в одном хуторке в Низовье Дона жил веселый казак, по прозвищу Гринька. Любили хуторяне Гриньку за его веселый нрав, за душу добрую и находчивость, за усердие и трудолюбие.

Невзлюбил Гриньку местный барин и решил сжить его с хутора. Надумал он оговорить парня и настроить против него всех хуторян. Однажды на казачьем кругу вышел барин перед казаками и заявил:

- А вы знаете, братцы казаки, почему чебаки в реке перестали водиться? Это Гринька заговор рыбам устроил, вот и не идет к нам чебак в сети.

- Да нет, я просто Дон в верховьях веревкой связал, вот рыбка и не проходит по речке покаместь, - невозмутимо ответил Гринька.

- Не может быть такого! Ты гутаришь неправду! Тебе, Гринька, соврать – не дорого взять! – закричал возмущенный барин.

- Как неправду? Я всегда правду говорю. Не веришь? Давай поспорим: сколько раз совру – столько ты мне и денежек дашь. Идет?

- Идет! Перед всем казачьим кругом честь держу – сколько соврешь, столько и денег получишь, - заявил барин в надежде обмануть Гриньку.

- Так вот слушайте, хуторяне, - начал свой рассказ казак-весельчак. – Пошел я в верховье Дона, чтобы реку нашу перевязать да чебаков в заводи половить. Взял ивовый прутик и перевязал наш Дон-батюшку.

- Верю, Гриня, верю. Ивовый прутик крепкий дюже, им все перевязать можно, - невозмутимо поддержал весельчака глупый барин.

- Крепкий, говоришь? А вот и не выдержал – порвался. Пришлось мне другой взять да перебросить через речку. Замахнулся я, да не рассчитал – улетел мой прутик аж на небо.

- И то правда – силен ты у нас, Гриня.

- Пришлось мне за прутом на небо взобраться. Разбежался я по бережку и запрыгнул на небо.

- Вот молодец, Гриня! Все знают, как ты высоко прыгаешь! – согласился с казачком барин.

- Иду я по небу, ищу прутик, а навстречу мне дед твой, барин, - продолжил рассказ-небылицу Гринька-весельчак.

- Ох, Гриня! Верю тебе, верю. Каждую ночь во сне деда своего вижу.

- Да не зря ты его, барин, видишь. Говорит мне старый казак, что задолжал ты ему тысячу золотых за украденных чебаков. Просил напомнить тебе, мил барин, что придет он к тебе послезавтра с кумой- смертью за должком.

- Неправда это! Не воровал я чебаков, никому я ничего не должен! – закричал возмущенный барин.

- Неправда, говоришь? Так значит, что заговорил я рыбу в Дону, прутом Дон-батюшку перевязал, на небо запрыгнул – это правда, а долг в тысячу золотых - неправда? – лукаво улыбаясь, спросил барина весельчак.

- Конечно, неправда! Никакого долга я не должен своему деду! – не переставал оправдываться глупый барин.

- А коли неправда, так отдавай мне тысячу золотых по уговору! – радостно воскликнул находчивый казак.

Рассмеялись хуторяне, стали подбадривать Гриньку, да насмехаться над глупым барином.

- А ну, замолчите, беднота глупая! Глянь, кагал какой развели: шуму много, а толку мало, - закричал барин и пуще прежнего разгневался и на Гриньку, и на хуторян.

Вышел в центр казачьего круга хуторской атаман и сказал:

- Не прав ты, барин. Не зря, видать, народ, как ты гутаришь, вскагакалился. Уговор дороже денег. Проиграл ты, барин, спор с Гринькой, отдавай обещанные деньги.

Делать нечего, пришлось глупому барину отдать тысячу золотых Гриньке-весельчаку. А слово «вскагакались», взволновались или всполошились, так и осталось между Донскими казаками. И бесполезный спор, шумное место или сборище народное с тех пор на Дону стали «кагалом» называть в память о барской глупости, казачьей находчивости, верном слове казачьем и славе Дона-батюшки.

 



↑  349