Иду в степной дали (30.01.2017)

 

Елена Гриненвальд

 

Ведь там горят огни.

Слепые маяки безвестных снов,

ночных дорог.

Они глухи к моим мольбам,

они слепы к моим глазам,

зажег их тот, кто ждал меня сквозь годы.

Кто я в краю пустом?

Вдохнула сажу ртом,

нашла цветы огня у сонного ручья.

Дурман вползает в кровь,

прощай, мой храм и Бог,

янтарь святой остался на чужбине.

Теперь к заре вставать, дорогу узнавать,

брести по нивам сочным и болотам.

И дикий зверь мне стал проводником,

слова шуршали в листьях сквозняком,

мой тихий смех упал плющом на землю.

Я доверяла снам, прозрачным зеркалам

и тонким черточкам на линиях ладони.

Где миллионы лет уже встает

рассвет, нашла секрет и ожила душою.

Сошлась вода с огнем,

обвил запястья лен,

под пылью дней сияет бесконечность.

Чего еще он ждал? Он чар моих искал,

я берегла его, давая сладкой воли.

Он знал уже, что ведьму полюбил,

но уходить зачем-то не спешил,

и я искала в тайных письменах

пророчества земного мутный знак.

Меня манят огни, зовут туда, где сны;

любви его портрет – мой тонкий силуэт,

который в сумраке лежит на дне лощины.

Он протянул мне маковый цветок,

я с ним легко шагнула за порог,

дрожали желтые огни в зрачках тягучих.

Ветра холодные я гладила рукой,

в набухших тучах свой нашла покой,

играла у костра с бродячей арфой.

Камней янтарных блеск

увел беспечно в лес,

дорога повернула в край забытый.

И верю я, там ждут мои движенья рук,

слова на сломе дня и нежной силы взгляд.

Там имя мне дадут, дверь дома отопрут,

я вспомню то, что забывала горем.

Ведь там горят огни.

Я помню, над мостом блестят они,

вперед ведут, свободу возглашают.

По ним найду свой дом, друзья уж будут в нем,

и будет благодать сверкать росою…

↑ 874