За страницами энциклопедии «Немцы России» (30.04.2016)

Владимир Кайков

 

От автора

 

Некоторые мои читатели часто задают вопрос: «Откуда вы берете те факты, которые используете в своих материалах о немцах России?»

Прежде чем ответить на этот вопрос, расскажу сначала о том, как начиналось мое сотрудничество с вышеназванным журналом и как менялись тематика и жанры моих публикаций.

Итак, первый номер информационно-методического бюллетеня «Культура» с пометкой «Для российских немцев Омской области» вышел в свет в октябре 2001 года. Это был тогда действительно бюллетень. Об этом говорили и тематика, и объем издания - 30 стр. Мне запомнился этот номер еще и потому, что в нем была опубликована корреспонденция В.Н. Кайковой «Моя малая Родина». Уже тогда я преисполнился желания стать одним из авторского актива данного бюллетеня. Однако, ввиду того, что задачи бюллетеня тогда были немного другими, первые зарисовки и очерки о моих земляках-побочинцах не сразу появились на страницах «Культуры». Сейчас-то я понимаю, что лишь после первых шагов издатели решили сделать бюллетень не только методическим документом, но ареной художественного творчества в рамках тех задач, которые стояли и перед методическим изданием.

Это случилось только в октябре 2005 года, когда на страницах уже обновленного издания появился мой очерк о Н.А.Дубеле «По праву памяти». ( Объем издания – уже 82 стр.№ 5) Потом с восьмого номера уже стали выходить мои очерки под общей рубрикой «Зарубки на память». Я старался в этих очерках о своих земляках показать психологический портрет людей, которые, несмотря ни на какие превратности судьбы, не падали духом. Сразу же после завершения данного цикла свет увидели мои материалы под рубрикой «За страницами энциклопедии «Немцы России». Поскольку я изначально понимал (после тщательного изучения содержания 4-х томной энциклопедии), что, во-первых, по одной только энциклопедии невозможно отследить значимость героев в истории России; во-вторых, как я выяснил из других исторических источников, не все российские немцы, внесшие тот или иной вклад в развитие новой Родины, вошли в анналы российской истории. Поэтому сразу пришлось сориентировать читателя на то, что материалы, напечатанные под рубрикой «За страницами энциклопедии..» - это не только энциклопедические статьи этого издания, но и из других источников. Сама рубрика предполагает обращение к другим источникам (за страницами данной энциклопедии).

Как это происходило на практике? Первыми героями стали те из них, которые были известны почти всем, закончившим когда-то среднюю школу и хотя бы иногда обращавшимся к популярной исторической литературе, печатающейся в наиболее распространенных изданиях. Такими первыми героями стали для журнала О.Ю Шмидт, Э.Т.Кренкель, Р.И.Абель(Фишер), С.Ю.Витте, П.П.Шмидт и другие.

Следующим этапом моей работы стало обращение к сайту Саратовского областного музея. Именно отсюда были взяты имена почти всех Героев Советского Союза из числа советских немцев. А когда есть только список, необходимо обращение к интернету. Там же (т.е. и в областном музее, и в интернете) были найдены и другие награжденные российские немцы.

Но и этого оказалось недостаточным. Приведу такой характерный пример. Когда я начал подготовку к публикации об известном российском инженере-фортификаторе Э.И. Тотлебене, то в одном из номеров газеты «Совершенно секретно» прочитал материал, в котором было рассказано о том, как военный инженер К.А.Шильдер стал наставником молодого инженера Э.И.Тотлебена. Заинтересовавшись новым героем, я открыл энциклопедию «Немцы России», однако там был только его сын Н.К.Шильдер – тоже военный инженер, но известность он получил как историк, биограф и писатель. Пришлось немало приложить усилий, прежде чем я отыскал нашего героя. И что же я узнал? Это была настоящая сенсация! И не только для меня, но, думаю, и для читателя. Дело в том, сообщалось в материале, что в конце августа 1834 года, близ Петербурга, в сорока верстах от города, в верховьях Невы производились испытания первой в мире цельнометаллической подводной лодки, оснащенной боевыми ракетами…. Но об этом вы прочитаете в сегодняшнем материале «Российский капитан Немо». Хотя о литературном герое Жюля Верна читатель узнал только в 1870 году после выхода его фантастического романа «20 тысяч лье под водой». В выборе героев мне помогли и продолжают помогать газеты «Аргументы недели» и «Загадки истории». То есть материалы из этих газет отсылали меня к тому же интернету.

Параллельно этой работе шло и написание моих рассказов из цикла «Дети утомленного века». Не открою никакого секрета, если сообщу, что в основу их легли житейские истории, которые происходили со мной на протяжении всей моей жизни. В рассказах изменены лишь фамилии. Факты, биографии и действия героев претерпели незначительные изменения.

Надеюсь, что я почти ответил на вопросы, которые возникли у моих читателей. Если кто-то собирается выяснить еще какие-то непонятные моменты, читатель сможет задать свои вопросы через редакцию журнала.

 

Начальник Камчатки и – не только

 

 За страницами энциклопедии» – sa stranizami enziklopediji

Петр Иванович Рикорд (1776-1855) – российский адмирал, путешественник, дипломат, писатель, кораблестроитель, государственный и общественный деятель. Родился Петр в городе Торопце Псковской губернии (ныне Тверской области) в семье премьер-майора Интер-германландского полка Иогана Игнатьевича Рикорда и Марии, урожденной Метцель из Данцинга. Иоган (Жан-Батист) вступил в Австрийскую службу, затем служил подполковником в Польской Королевской службе, а в 1772 году принят секунд-майором в Российскую службу. Всю свою жизнь он провел в походах, и там, где не было близко католического священника, он крестил своих детей по обряду православной церкви.

Таким же образом был крещен и его сын, будущее светило Петр Иванович Рикорд.

В 1787 году по просьбе отца, в то время уже премьер-майора, Петр в возрасте 11 лет был определен в Морской кадетский корпус в Кронштадте, где через 5 лет был произведен в гардемарины и в этом звании сделал две кампании: одну до Готланда (остров в Балтийском море, принадлежащий Швеции, а во времена русско-шведской войны 1808-1809гг был оккупирован российскими военными), а другую – до Копенгагена ( столица и самый крупный город Дании).

В 1794 году, в возрасте 18 лет, Рикорд был выпущен по экзамену мичманом и уже через год назначен на эскадру, отправленную в Северное море, под начальством вице-адмирала Ханыкова, на помощь Англии в действиях ее против революционной Франции. Эскадра эта простояла почти без дела четыре года. Пользуясь этим, Рикорд с разрешения начальства, с некоторыми своими товарищами, где они обыкновенно снимали скромную квартиру, брали уроки французского и английского языков и совершенствовались в морских науках.

Вернувшись в Россию, в 1798-1800 годах он снова плавал в Англию и Голландию. Отличился при высадке десанта у г.Гельдер (Голландия), за что в 1799 году награжден орденом Св.Анны 3-й степени на шпагу. В 1800 году был произведен в лейтенанты.

Поступив на службу в Морской корпус, он уже в 1802 году в числе 12 избранных офицеров был послан на службу в английский флот волонтером, чтобы на практике усовершенствоваться в морском деле. Через год был назначен на английский фрегат « AMAZON», стоявший на Портсмутском рейде, откуда отплыл в Гибралтар (владение Англии вблизи Гибралтарского пролива на Пиренейском полуострове).

Находясь в свите герцога Кентского, волонтер посетил берега Африки, осмотрел крепость Сеуту ( испанский анклав на побережье Марокко), плавал затем в Лиссабон (Португалия), крейсировал у Кадиса (город в Испании), участвовал в захвате англичанами нескольких испанских судов. Посетив волонтером Мальту, Мадейру, Ямайку, Рикорд вернулся в Россию.

В 1806г шлюп Американской кампании «Нева» под командованием лейтенанта Гагемейстера отправился в кругосветное плавание. Правительством вместе с ним для сопровождения и охраны шлюпа велено было отправить военное судно. Совместной задачей для экипажей обоих судов стало открытие и описание северной части Тихого океана, а также транспортировка разных морских снарядов для Охотского порта и для Камчатки. Капитаном военного судна «Диана» был назначен лейтенант Головин, а помощником – П.И.Рикорд.

У мыса Доброй Надежды суда были задержаны англичанами. Спустя 13 месяцев невольной стоянки шлюпу и военному судну удалось, воспользовавшись темной ночью, ускользнуть от окружавших их английских судов.

Следующие две зимы П.И. Рикорд провел на Камчатке, оттуда вместе с Головиным (командиром «Дианы») плавал вместе в Ситку и Ново-Архангельск (колонии в Русской Америке) для описи берегов и снабжения хлебом колоний Русско-Американской Кампании. В 1810 году Рикорд был произведен в капитан-лейтенанты и награжден орденом Св. Владимира 4-й степени. Летом следующего года мореход в первый раз спас Россию от войны с Японией. Дело было так. Головин с небольшой свитой и без оружия по приглашению японцев отправился на остров Кунашир, где и был ими вероломно захвачен. Помощник капитана Головина Рикорд тщетно принял несколько попыток для освобождения своего командира и его свиты. После этого решил добираться до Петербурга. Однако в Иркутске получает приказ вернуться в Охотск. Вернувшись из Иркутска, помощник командира тотчас же отправился на Кунашир вместе с шестью японцами, спасенными ранее с разбитого корабля, а также с одним из знатных японцев Такадая Кахея. Здесь мореход путем мирных переговоров с жителями острова, предубежденными против россиян и озлобленными жестокостями лейтенанта Хвостова, добился освобождения членов экипажа российского военного судна .

В награду за благоразумные поступки и отличие по службе моряк был произведен в капитаны 2-го ранга и получил 1500 рублей пожизненный пенсион. Через 2 года был награжден за выслугу 18-месячных морских кампаний орденом Св. Георгия 4 класса. Вскоре после этих событий наш герой был назначен начальником камчатского края с производством в чин капитана первого ранга.

Хронический неулов рыбы и зверя, повальные болезни, пропажа от нехватки рыбы собак и, ко всему этому, затруднительные пути сообщения требовали усиленных забот и тщательной бдительности от начальника, если он не хотел допустить, чтобы впавшее в апатию население края вымерло от голода, нищеты и болезней. Сам Рикорд, по его словам, вынужден был быть не столько «начальником края», сколько директором камчатских больниц и богаделен.

Помощь голодающим, устройство лечебниц и организация врачебной помощи населению составляли одну из главных его забот. Открытие школ, строительство церквей, выписка ремесленников для ремесленной школы, улучшение отношений с коряками и чукчами, контроль и урегулирование торговли, охрана береговых вод от грабительства и хищничества китобойных судов, пересмотр раскладки ясачного сбора (налога) и последовавшая в связи с этим перепись, заботы о сельском хозяйстве, распространение между туземцами полезных огородных овощей (в этом деле поистине неоценимую помощь оказывала губернатору его супруга) – такова истинно гуманная деятельность Рикорда, как начальника края, снискавшая ему всеобщую любовь и исключительное доверие жителей, нужды которых он хорошо изучил, еще будучи старшим офицером шлюпа «Диана».

За человеколюбивые действия на Камчатке П.И.Рикорд был награжден орденом Св. Анны 2-й степени с алмазными знаками, а за пятилетнюю службу – пенсионом в 1400 рублей в год.

За 5 лет, проведенных в качестве начальника Камчатки, Петр Иванович сделал очень многое для изучения края и превращения его из отсталого и убыточного региона с вымирающим населением в форпост Российской империи на Тихом океане, а город Петропавловск-Камчатский - из маленькой рыбацкой деревни - в морской порт, столицу Камчатского края. До Рикорда население питалось лишь одной рыбой. Рецепт блюда был крайне простым: все, что было поймано рыбаками в сезон, закапывалось в огромную яму. Зимой по мере надобности рыба оттуда доставалась и съедалась. Нередко она успевала протухнуть. Новый губернатор на казенные деньги закупал муку и продавал ее камчадалам по себестоимости. А совсем бедным отдавал даром. Многие коренные жители Камчатки только во времена Рикорда впервые попробовали хлеб.

После всего этого император не захотел, чтобы человек, обладающий столь выдающимися способностями, находился далеко от столицы, и вызвал Рикорда в Петербург. Жители, о которых он пекся, словно отец родной, провожали его в долгий путь со слезами на глазах: он хоть и чудак, а лучшего начальника во всем свете не сыщешь!

После правления Рикорда на Камчатке еще долго придерживались его плана развития региона, да и император повелевал «не уклоняться от плана Рикорда».

В 1818 году П.И.Рикорд за свои труды по изучению Камчатки и Курильских островов ( «Записки Рикорда о плавании к японским берегам» были переведены на французский, немецкий и шведский языки) был избран членом-корреспондентом Петербургской Академии Наук по специальности «мореплавание, география».

Сначала он капитан Кронштадтского порта, затем начальник эскадры в Средиземном море, где приобрел мировую известность. Он сумел в кратчайшее время осуществить блокаду Дарданелл, считавшейся ранее не осуществимой. Теперь уже контр-адмирал и кавалер ордена Св. Анны 1-й степени, он успешно блокировал столицу Турции Константинополь, чем и способствовал скорейшему заключению Адрианопольского мира, по которому после многовекового турецкого ига получили независимость Греция, Молдавия, Валахия и Сербия. Потом была командировка в Грецию, где с представителями союзных стран Англии и Франции они поддерживали греческое правительство президента графа И.Каподистрии.

Вернувшись в Россию, вице-адмирал П.И.Рикорд был награжден орденом Св.Владимира 2-й степени. В последующую успешную службу (начальник 1-й флотской дивизии, член Адмиралтейств-совета), будучи полным адмиралом, он награждается орденами Белого Орла и Св.Александра Невского, а позднее - бриллиантовыми знаками к этому ордену.

Но это не было концом карьеры прославленного флотоводца. Будучи председателем комитета по постройке пароходов для Балтийского и Каспийского флотов, Петр Иванович настаивал на внедрении парового военного кораблестроения, однако морское ведомство постоянно отклоняло его предложение. И как показала начавшаяся Крымская война 1853 года, Рикорд был и на этот раз прав. И хотя 24 апреля 1854 года Рикорд должен был отметить свое 78-летие, в начале месяца император лично назначил прославленного флотоводца главнокомандующим обороны Кронштадта. 8 апреля матросы перевезли престарелого адмирала на салазках из Ораниенбаума в Кронштадт по дряблому льду к его последнему месту службы. Начались спешные приготовления к встрече неприятеля, а следом за ними – томительное ожидание. А французско-английская флотилия из 67 боевых кораблей, на борту которых было 32 тысячи моряков и пехотная дивизия численностью 12 тысяч человек, собиралась захватить и разрушить Кронштадт, а по возможности обстрелять и занять Петербург.

Но их ждал большой сюрприз. Рикорд выставил на большом кронштадтском рейде первое в истории войн морское минное заграждение. Оно состояло из ударных мин системы Бориса Якоби и электрических мин системы Эммануэля Нобеля. Мины были плавучие на якорях. Это заграждение было опасно как для своих, так и для чужих судов. Поэтому Рикорд запретил идущим с моря судам бросать якорь между фортами, пароходы стопорили там свои машины, чтобы не задеть случайно мину.

Но вот на горизонте показался густой дым неприятельского флота. Один военный корабль англичан, не успев подойти на расстояние выстрела, подорвался на мине. Англичане взяли поврежденное судно на буксир и отошли. Началась безрезультативная канонада. Так длилось до 28 июня. В этот день к Рикорду на стену форта явился Николай I. Он сам стал командовать «огонь». Однако неприятель из страха перед минами отошел слишком далеко. Простояв у Кронштадта еще 5 дней, союзники снялись с якоря и ушли не солоно хлебавши.

Возвращаясь в Петербург, адмирал серьезно простудился и заболел холерой. Вскоре флотоводец преставился. Провожали героя от Морского корпуса до Александро-Невской лавры (места его захоронения) знакомые, друзья, сослуживцы, матросы и чиновники, матери и жены моряков, которым он сохранил жизнь. Весь город провожал в последний путь великого Адмирала.

 

Память о П.И.Рикорде

Остров Рикорда (Японское море);

Мыс Рикорда (остров Итуруп);

Река Рикорда ( остров Кунашир, впадает в пролив Измены);

Пролив Рикорда ( средняя часть Большой Курильской гряды, между группой островов Ушишир и островом Кетой);

Подводный вулкан Рикорда (Тихий океан, Курильские острова);

Горная вершина Рикорда ( Камчатка, в горном хребте Ивулк-2006год).

 

Награды адмирала

 

Орден Св.Анны на шпагу(1799);

Орден Св.Владимира 4-й степ.(1810);

Орден Св.Георгия 4-й степ.(1816);

Орден Св.Анны 2-й степ. с алмазными украшениями(1819);

Орден Св.Анны 1-й степ.(1827);

Орден Св.Владимира 2-степ. Большого Креста(1833);

Орден Белого Орла (1836);

Орден Св.Александра Невского(1841);

Алмазные знаки к ордену Св.Александра Невского(1853);

Серебряная медаль на Георгиевской ленте за Турецкую войну 1828 и 1829);

Знак отличия беспорочной службы за 55 лет.

 

Примечание: Интергерманландия- историческая область на северо-западе современной России по берегам Невы.

 

Российский «капитан Немо»

 

За страницами энциклопедии» – sa stranizami enziklopediji

Шильдер Карл Андреевич (1785 – 1854) – выдающийся военный инженер. Воспитание получил в школе колонновожатых (школа юнкеров, где готовили офицеров для генштаба). Перед этим, правда, по рекомендации своего старшего брата Ефима Андреевича был помещен в Благородный университетский пансион, после окончания которого был зачислен унтер-офицером в Московский гарнизонный батальон. И только после года службы был зачислен в колонновожатые. Затем стал изучать в Депо карт фортификацию. (Депо карт – архив и орган по издательству картографической продукции, топографических съемок на местности в интересах армии и государства).

 

В начале пути

 

В 1805году Шильдер получил назначение в корпус генерала Беннигсена, а когда корпус вступил в Силезию, офицер был направлен в армию Кутузова, где и принял участие в сражении под Аустерлицем. За храбрость, проявленную в этом сражении против французов, Шильдер был награжден орденом Святой Анны 4-й степени. После возвращения в Россию Карл продолжил прерванные занятия в Депо карт и, выдержав экзамен, произведен в чин поручика с назначением во 2-й Пионерный полк (от французского – первопроходец. Пионерные подразделения предназначались для дорожных, мостовых и полевых фортификационных инженерных работ в армии России). (Фортификация – от франц.-укреплять, усиливать. Военная наука об искусственных закрытиях и преградах, усиливающих расположение войск во время боя).

В 1810 году Шильдер в числе лучших военных офицеров был назначен в крепость Бобруйск для производства работ по ее расширению.

Здесь молодого офицера застала Отечественная война 1812 года.

Крепость противнику взять не удалось, а Шильдер получил чин штабс-капитана и назначение в Саперный полк в корпусе генерала Эртеля. (Федор Федорович, генерал-лейтенант, участник Отечественной войны 1812г). После участия в сражении у селения Уши офицер получил чин капитана.

В кампаниях 1813 и 1814гг. капитан участия не принимал, т.к. его батальон оставался в России.

В начале 1819 года уже в чине подполковника Карл Андреевич оставил военную службу, но через год вернулся и был назначен командиром 2-го Пионерного батальона, а еще через год произведен в полковники.

К этому времени относится первое изобретение военного инженера - проект накатного моста новой конструкции.

В русско-турецкую войну 1828-1829гг. Шильдер принял участие в осаде Варны. Прибыв к крепости, которую предшественнику взять не удалось, полковник составил новый план осадных работ, который, упраздняя необходимость кровопролитного штурма, дал возможность (после утверждения плана императором) овладеть крепостью в непродолжительное время. За взятие Варны Шильдер был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени, чином генерал-майора и назначен командиром лейб-гвардейского Саперного батальона (от латинского – защита, охрана, почетное наименование отборных воинских частей).

Другим подвигом генерала в эту войну была подготовка переправы через Дунай для осады крепости Силистрия. Шильдеру была поручена часть работ по минному делу. Он применил здесь средство, испытанное им при осаде Варны, и за последовательным рядом подкопов и взрывов русские войска вошли в крепость, которая вынуждена была сдаться. За это наш герой был награжден орденом Святого Георгия III степени.

После заключения мира Шильдер в 1831 году назначен начальником инженеров гвардейского корпуса и принял участие в усмирении вспыхнувшего восстания в Польше. За дело при переправе у Тыкочина пожалован золотой шпагой с алмазными украшениями и надписью «за храбрость».

Наступивший мир дал инженеру возможность заняться разработкой минного и саперного дела. В 1832 году им был впервые применен гальванический ток для взрыва пороха, заложенного в земле, им изобретена новая контр-минная система, основанная на закладке трубы в просверленных в грунте скважинах, а для создания этих скважин Шильдером было изобретено особое сверло. За эти изобретения генералу было присвоено звание генерал-адъютанта.

 

Ракетоносец ХIХ века

 

Наиглавнейшим изобретением Мастера было создание первой в мире цельнометаллической подводной лодки, оснащенной боевыми ракетами. Многие специалисты в той или иной степени были причастны к ее созданию: военные и гражданские инженеры, группа артиллеристов и офицеров флота, рабочие петербургского Александровского завода под руководством мастера Горохова. Но главная заслуга в этом, несомненно, принадлежала Карлу Андреевичу Шильдеру, спроектировавшему лодку, и инженеру-артиллеристу Александру Дмитриевичу Засядко, ракеты которого начали применяться в русской армии уже с 1817 года.

Первые испытания в августе 1834 года, проведенные в присутствии Николая I и высших представителей военного министерства, показали правильность всех технических расчетов. Однако до массового, серийного производства таких кораблей по многим причинам тогда дело не дошло, хотя указ императора Николая I позволял начать это строительство. После испытаний лодку отвели в Кронштадт, где опыты с ней были продолжены.

В том же году Шильдер сконструировал новую, более совершенную подводную лодку, способную преодолевать довольно большие расстояния. Она также была оснащена ракетами и минами инженера А.Д.Засядко.

В 1838 году Шильдер изобрел фугасные ракеты новой конструкции, стал применять электрический ток для взрыва подводных мин, придумав способ прокладки проводов под водой; усовершенствовал и устройство бурдючных мостов.

Почему же после гибели Шильдера в ходе Крымской войны его цельнометаллическую лодку забыли? Дело в том, что тайна подводной лодки сохранялась так усердно, что она не только сама пропала бесследно, но и ее чертежи. И только сын Карла Андреевича, тоже военный инженер по образованию, За страницами энциклопедии» – sa stranizami enziklopediji Николай Шильдер в семидесятых годах ХIХ века кое-что узнал о ней и смог найти кое-какие чертежи. С командировкой Шильдера в Дунайскую армию представился случай для ряда новых отличий: при уничтожении турецкой флотилии у Рущука, при переправе наших войск у Браилова, при осаде Силистрии. В результате этих грамотных действий инженера в локальных столкновениях с турками русские войска одерживали в этих сражениях несомненные победы, а Шильдер был награжден орденом Святого Александра Невского с алмазными украшениями.

В июне 1854 года при осаде Силистрии Карл Андреевич был тяжело ранен осколком гранаты и скончался в румынском г. Калараш (ныне Молдова).

 

Немецкий принц на службе России

 

Нассау-Зиген принц Карл-Генрих-Николай-Оттон - германский принц, он же внук и сын француженки, родился в начале января 1745 года в Пикардии (историческая область на севере Франции) в замке своей бабки Шарлотты Молье де Нест, разведенной жены Эммануила Игнатия Нассау.

Так как рождение его отца Максимилиана-Вильгельма-Адольфа было скрыто матерью от мужа, то законность и его рождение оспаривалось; но Максимилиану, женатому также на француженке, все-таки позже ему удалось выхлопотать сыну Карлу титул принца 3 июн 1756 года, признанный Парижским парламентом.

В юности принц Карл служил во французской армии, дослужился до чина лейтенанта, был затем капитаном драгун (от франц. дракон, название конницы, способной действовать также и в пешем строю) и участвовал в Семилетней войне в качестве адъютанта маршала Кастри.

За страницами энциклопедии» – sa stranizami enziklopediji

После этого в 1766-1769 гг. он совершил с Бугенвилем ( французский мореплаватель Луи Антуан де Бугенвиль – руководитель 1-й французской кругосветной экспедиции) кругосветное плавание и во время путешествия прославился как отважный искатель приключений, дуэлянт и победитель женских сердец. Вернувшись из плавания, принц Нассау-Зиген опять поступил на французскую службу полковником, но продолжал вести жизнь авантюриста. В 1782г во время войны испанцев с англичанами, командуя артиллерией под Гиблартаром (на стороне испанцев), он получил от испанского короля чин генерал-майора и звание гранда (в средневековой Испании – представитель высшего дворянства; в отличие от основной массы дворян–идальго и кабальеро).

Женившись на богатой польке, княгине Шарлотте Сангушко, он остепенился и занялся устройством имущественных дел жены, для чего приехал в Польшу, где был с почетом встречен королем Станиславом Понятовским и магнатами (духовные и государственные советники), которые поднесли ему права Речи Посполитой (т.е. права федерации Королевства Польского и Великого Княжества Литовского, существовавшего с 1569 по 1795гг.).

Принцу удалось заинтересовать поляков своим проектом судоходства по Днестру с перспективой выгодного сбыта польских изделий и продуктов в портах Средиземного моря. Для осуществления этого проекта Карлу нужно было содействие и покровительство российского светлейшего князя Г.А.Потемкина, обустраивавшего Новороссийский край. В 1786г. принц приехал в Крым к Потемкину, мечтавшему о развитии торговли в южной России через порты Черного моря. Было что-то общее у германского принца-авантюриста, отчаянного храбреца, искателя приключений с могущественным и великолепным князем Тавриды, исполненным причуд и широких задач крупного ума; они быстро сделались друзьями, хотя Екатерина II и предупреждала своего фаворита о дурной репутации принца.

Во время путешествия императрицы в Крым в 1787 году в Киеве принц был представлен государыне и затем сопровождал ее в пути, а в начале 1788 года, во время 2-й Турецкой войны, был принят в русскую морскую службу капитаном, 24 февраля этого же года он прибыл на главную квартиру армии, а месяц спустя в чине контр-адмирала назначен командиром гребной флотилии на Днепровском лимане.

А уже в первой половине июня принц принял участие в сражении с турецким флотом, имея на вооружении 28 судов в Лиманской эскадре против 57 судов у турок. Неприятель вынужден был отступить к Очакову. 18 июня контр-адмирал атаковал турецкий флот и одержал полную победу; турки потеряли 6 кораблей, 2 фрегата, один бомбардирский корабль и 4 мелких судна. По итогам этой победы Нассау-Зиген был награжден орденом Святого Георгия 2 степени.

Своей жене он так писал об этом… «офицеры, солдаты, матросы – все сказались героями. Нет никого храбрее русского». А о самом Карле Потемкин сообщил Екатерине II: «Принц поступал как герой… будьте щедры к Нассау, сие дело его трудов и усердия». Кроме Георгия за свои победы Нассау получил 3020 душ в Могилевской губернии. А после еще двух очередных побед над турками - золотую шпагу и разрешение «поднять флаг вице-адмиральский». В мае 1789 г. вышел указ императрицы о присвоении ему воинского звания вице-адмирала.

В преддверии войны со Швецией вице-адмиралу был поручен Балтийский гребной флот и заботы о приведении его в боевую готовность. И хотя флот в полной мере не был готов к боевым действиям, в начале августа гребной флот вице-адмирала одержал победу над Шведской гребной флотилией при 1-ом Роченсальмском сражении (город-крепость в Швеции), взяв у неприятеля 9 судов. За это сражение принц был награжден орденом Святого Андрея Первозванного и получил пожизненную пенсию в 3000 рублей. Однако второе сражение при Роченсальме в июне 1790 года Нассау-Зиген проиграл. После поражения отчаявшийся принц искал смерти в бою, но остался жив - императрица не одобряла его отчаяния после поражения.

В 1791 году Карл уехал за границу и в Германии выхлопотал разрешение французским принцам и эмигрантам поселиться в Кобленце (город на западе Германии); в эту поездку он пригласил на русскую службу французского моряка, капитана маркиза де Траверсе (будущего морского министра России с 1811 по 1828гг). В мае 1792 г., уволившись в продолжительный заграничный отпуск, принц получил от российской империи 20 тысяч рублей и гребной флот. Он жил очень широко и вскоре разорился. Этому во многом помогли французские принцы и эмигранты: Карл никому не отказывал, кормил, поил и раздавал все, что имел.

Напомню, что во Франции в 1789 году свершилась Великая Французская революция, в результате которой власть перешла к Учредительному собранию, которую вынужден признать и король Людовик ХVI. Это я к тому, что финансирование французских принцев было для Нассау-Зигена не просто гуманитарной помощью, но и сочувствием к пострадавшим от революции.

Вот что писал Нассау Екатерине II по этому поводу: «…о ссуженных мне прусским королем 800 000 ливрах, при помощи которых французские принцы могли мобилизовать всех эмигрантов-дворян. Едва мы выступили, как уже в Трире почувствовалась нужда в провианте и фураже. (Трир – один из важнейших городов в Германии, где находились в том числе и титулованные дворяне-эмигранты. прим.автора). Спасая принцев и французских дворян, я продал свои сервизы, бриллианты, даже золотые шпаги, которые Ваше Императорское Величество изволили некогда пожаловать мне. Только ради защиты короля решился я расстаться с этими дорогими для меня знаками Вашей милости, уверенный, что Ваше Императорское Величество не осудит меня за это».

В начале ноября 1793 года принц вернулся в Россию и в конце года был послан к прусскому королю, высоко ценившему принца Карла, с секретным устным дипломатическим поручением касательно Польши. В конце октября следующего года принц «по вторичному прошению был уволен в отставку с полным содержанием» и затем поселился в Венеции (Италия), выжидая событий, которые могли бы показать, по его выражению, мог ли он еще «быть чем-нибудь в этом мире». Екатерина II была недовольна тем, что принц покинул службу. Это выразилось в том, что императрицей он был «очень дурно принят», и ему дали понять, чтобы он не являлся на придворные обеды.

Год спустя Нассау-Зиген опять приехал в Петербург, чтобы поклониться «праху великой женщины». После этого он прожил еще 12 лет в своем имении Тынне (Подолия, Хмельницкая область, Украина).Здесь принц Карл Нассау-Зиген и был похоронен после смерти в 1808году.

 

Бомба от немецкого барона

 

Почти 65 лет назад (29 августа 1949 года) была испытана первая советская атомная бомба. Это событие исторического масштаба, оно установило ядерное равновесие и сделало возможным бескровную «холодную войну»…

...Во время войны с нацистской Германией нашей разведке стало известно, что ученые противника вплотную подошли к созданию атомной бомбы. Именно поэтому советская разведка в первые же дни после победы занялась поиском не только секретных лабораторий, в которых производились работы по созданию атомного оружия, но и ученых, этим занимающихся. Барон Альфред фон Арденне, Макс Фольмер, Густав Герц, Гернот Циппе. Поиском специалистов в Германии в 1945 году занималась группа полковников, которые на самом деле были не полковниками, а секретными физиками, будущими академиками. Это были Лев Арцимович, Исаак Кикоин, Юлий Харитон и Кирилл Щелкин. Операцией руководил первый заместитель наркома внутренних дел Иван Серов, что открывало любые двери. Кроме ученых, академики разыскали 200 тонн металлического урана, что, по признанию Курчатова (Игорь Васильевич – «отец» советской атомной бомбы), сократило работу над бомбой на год-полтора. Еще больше урана из Германии увезли США, как, впрочем, и специалистов во главе с руководителем атомного проекта, нобелевским лауреатом Вернером фон Гейзенбергом.

За страницами энциклопедии» – sa stranizami enziklopediji

В СССР отправляли механиков, электротехников, стеклодувов. Многих отбирали в лагерях военнопленных. Макса Штейнбека, будущего советского академика и вице-президента Академии Наук ГДР, нашли, когда он по прихоти начальника лагеря изготавливал солнечные часы. Всего по атомному проекту в СССР работало 7000 немецких специалистов и еще 3000 по ракетному проекту.

В распоряжение немецких физиков в Абхазии передали санатории «Синоп» («Объект «А») и «Агудзеры» («Объект «Г»). Первый возглавил ученый, барон Манфред фон Арденне, второй – Густав Герц. Работы по атомному проекту с участием немецких специалистов велись и на других строго засекреченных объектах. На одном из них - на объекте «Челябинск-40» - в промышленном реакторе был получен оружейный плутоний для первой советской атомной бомбы. За это достижение после ее успешного испытания выдающийся немецкий ученый доктор Николаус Риль получил звание Героя Социалистического Труда.

А теперь о руководителях объектов «А» и «Г». В этих объектах была размещена самая большая партия немецких ученых. Сюда из Германии шли эшелоны с оборудованием. Среди них были циклотроны, мощные магниты, электронные микроскопы, осциллографы, трансформаторы высокого напряжения, сверхточные приборы.

Вместе с фон Арденне и Густавом Герцем в Москву, а позднее - в Сухуми, были перевезены свыше 200 их коллег – виднейших немецких физиков (около половины из них были докторами наук), радиоинженеров и мастеров. Немцы также привезли в СССР отработанные схемы промышленного атомного реактора. Заметим, что в те годы в СССР всего этого просто не существовало. Поэтому был перевезен демонтированный под Веной радиоламповый завод, вольфрамовые вакуумные печи которого сыграли большую роль в реализации советского атомного проекта.

А теперь о руководителе «Объекта «А» - Манфреде фон Арденне, который в период 1938-1945гг. возглавлял под Берлином частную лабораторию. Именно здесь талантливый физик, один из пионеров телевидения, создатель электронного микроскопа и других современных приборов, разработал метод газодиффузионного разделения в центрифугах протонов урана и выделения изотопов урана 235, необходимого для атомной бомбы. И хотя эта лаборатория охранялась войсками СС, да и сам Арденне носил звание штурмбанфюрера СС, тем не менее в последние дни войны практически все руководство лаборатории во главе с фон Арденне вступило в переговоры с руководителем специального подразделения НКВД Иваном Серовым и добровольно сдалось советским войскам.

Как уже говорилось, «Объект «Г» возглавлял не менее маститый ученый. Им был Густав Герц, племянник того Герца, которого знает каждый школьник, лауреат нобелевской премии (а за вклад в разработку проекта по атомной бомбе в СССР получивший Сталинскую премию). Еще до войны Герц говорил, что из всех стран больше всего пользы он принес бы, если бы работал в СССР. Но он не покидал Германию, где жил с аусвайсом (пропуском) «полезного еврея», потерял право работать в государственных учреждениях и служил в частном «Сименсе». В 1945 году Густав Герц стал одним из первых немецких физиков, кто согласился приехать в СССР, стал директором института и жил на берегу Черного моря в доме, построенном по его собственному проекту. Герц остается единственным иностранным нобелевским лауреатом, который работал в нашей стране.

На обоих объектах работали выдающиеся ученые: Макс Фольмер, который построил первую в СССР установку по производству тяжелой воды, а потом стал президентом Академии Наук ГДР; конструктор легендарной центрифуги для разделения урана Макс Штейнбек и обладатель первого западного проекта на центрифугу Гернот Циппе.

Манфред, уже работая над проектом на «Объекте «А», часто вспоминал свой первый разговор с руководителем и куратором атомного проекта Л.П.Берией. Помнится, тот тогда, усадив его в своем московском кабинете, обратился к нему со следующим предложением: «Правительство СССР хотело бы, чтобы в вашем институте началась разработка нашей атомной бомбы». И внимательно глянул на ученого, ожидая его ответа. Барон растерялся и не сразу смог ответить высокопоставленному русскому чиновнику.

- «Это большая честь, - ответил тогда барон, - предложение выражает вашу веру в мои возможности. Но я предлагаю, чтобы немецким ученым поручили не менее сложную задачу разделения изотопов, а разработку самой атомной бомбы вели бы советские ученые, которые смогут выполнить великое дело для своей родины». Берия тогда, помнится, согласился сразу, не раздумывая.

И вот теперь, спустя 10 лет, почти все ученые возвращаются в Германию, правда, уже в ГДР. Но Арденне не сомневался, что его опыт пригодится и в обновленной Германии. И еще вспомнил Манфред, что за свою работу в СССР он дважды становился лауреатом Сталинской премии (в 1947 и 1953 гг). Как они тогда устроились в бытовом плане в Сухуми? Жили в благоустроенном городке, некоторые вместе со своими женами и детьми, но за колючей проволокой. По городу гуляли в сопровождении охраны. Зарплаты, правда, были высокие – Манфред получал 10,5 тысячи рублей, при окладе советского инженера в 500 рублей. В работе ученые отказа не знали: заказы выполнялись моментально – за нужным прибором самолет мог вылететь в любой город СССР.

С отдыхом было тяжелее, не все были женаты. И хотя из Германии разрешалось привезти любую женщину, никто не высказывал такого желания. Чтобы поддержать бодрость духа, устраивали с русскими коллегами совместные праздники. Немцы пели «Катюшу» и учили советских барышень танцевать, а лучшим танцором оказался бывший советник Гитлера по атомному проекту Петер Тиссен.

В 1955 году Манфред фон Арденне и большинство его немецких коллег вернулись на родину. Барон поселился в Дрездене, работал директором научно-исследовательского института в этом же городе; дважды – в 1958 и в 1965гг.- был удостоен Национальной премии ГДР. В последние годы жизни он успешно занимался физическими методами борьбы с раком. Скончался Манфред фон Арденне в 1997 году в возрасте 90 лет.

Не отрицая роли советской военной разведки в добывании секретных военных материалов, связанных с американской атомной бомбой ( в основном, ее конструкцией), и роли советских ученых в создании отечественной бомбы, надо отдать должное выдающемуся вкладу в ее создание немецких ученых, в первую очередь – барону фон Арденне, - без которых создание атомной промышленности в СССР растянулось бы на годы.

 

Вместо послесловия. Манфреду фон Арденне при его возвращении в Германию были возвращены и доставлены обратно все приборы, конфискованные из его частной лаборатории в 1945 году. А денег барон-социалист привез столько, что сумел открыть и оборудовать первый в социалистическом мире частный научный институт.

↑ 1774