Лето в деревне (31.10.2019)

 

М. Тильманн

 

Эдик окончил четыре класса городской школы и на летние каникулы поехал в деревню к своим тетушкам, где обычно резвился со сверстниками. Как и в любой деревне, дети помогали взрослым в сельском хозяйстве, и Эдику, хотя был он и гость, приходилось тоже помогать тетушкам. Тетушки были понятливыми и понимали, что городскому гостю хочется развлечься, и часто освобождали его, а заодно и своих детей, от трудов праведных. При некоторой фантазии в деревне всегда найдется, чем развлечься, особенно, если кто-то из ребят уже слышал про Тома Сойера и Гекльберри Финна.

За деревней находился небольшой пруд, в котором летом под присмотром взрослых купались дети всей деревни. В одном месте было особенно глубоко, и детям не разрешалось туда заплывать. Эдика предупредили о запретной зоне, однако он решил доказать кузенам, что городские дети ничего не боятся. Нащупывая дно ногами, он стал подбираться к опасному месту. Как только оказался в опасной зоне, сразу же ушел под воду – даже не успел вдохнуть воздуха. Вода вытолкнула его наверх, казалось, лишь затем, чтобы он успел вдохнуть. Это повторялось несколько раз, пока тетушка Марта, которая вязала на берегу носки, не увидела это и не бросилась спасать непослушного племянника. От нехватки воздуха Эдик уже посинел.

- Это тебе за твое хвастовство! Если говорят нельзя, значит, нельзя! – негодовали кузены.

Эдик ходил пристыженный, но ненадолго. К тому времени в деревне впервые появилось электричество, а Эдик уже кое-что о нем знал.

- Слушайте, хотите интересную игру? – спросил он своих кузенов, когда взрослые были в поле.

- Хотим, хотим! – весело согласились те

- Тогда становитесь в ряд и возьмитесь за руки.

Ребята послушно встали, как велено, последней в ряду стояла пятилетняя кузина Катя. Эдик поставил табурет посреди комнаты под лампочкой, залез на него и вывинтил лампочку. Затем вставил в патрон палец и велел первому в ряду дотронуться до его голой пятки. Весь ряд стал извиваться и хохотать, а у маленькой Кати, почувствовавшей на себе весь «смысл» игры, даже слезы выступили.

Перед каникулами Эдик прочел книгу «Синопа – маленький индеец», в которой рассказывалось о маленьком мальчике, который вместе со взрослыми ходил с луком на бизонов. Эдик рассказал сверстникам об этом мальчике и все «загорелись» стать «индейцами» и поохотиться. Каждый сделал себе лук из ивового прута, натянул тетиву из шпагата и сделал стрелы из камыша. Из жести консервной банки были сделаны наконечники. Затем из старой клеенки смастерили себе колчаны. Для полной экипировки заткнули за ухо по петушиному перу. Таким образом, отряд охотников был готов выступить на бизонов, но их в глухой азиатской деревне как раз и не хватало. Не бросать же охоту из-за отсутствия бизонов, решили поохотиться на воробьев и на случайных в это время года ворон.

Однако, «новоиспеченные индейцы» были никудышными охотниками. От петушиного пера за ухом не появлялось навыков в стрельбе из лука. Так что ни одна птаха не пострадала от воинственно настроенных «индейцев». Тогда «индейцы» восточной стороны встали на «тропу войны» против западной. «Война» шла не на жизнь, а на смерть, были и легко раненные. Это продолжалось до поры, пока обеспокоенные взрослые обратили внимание на «игру» и запретили употребление металлических наконечников. А без них – ну, какая «война»... Воюющих заставили «выкурить трубку мира», чем и закончилась «индейская» эпопея.

На краю деревни был глубокий овраг, и ребята, начитавшись о том, что первобытные люди жили в пещерах, стали в почти отвесных склонах оврага рыть пещеры. Эту идею подсказали не только книги, но и поступки взрослых, которые вырубали в стенах оврага печи для выпечки хлебобулочных изделий. Это делалось очень просто: в стене рылась горизонтальная штольня глубиной около метра, а в ее конце пробивался узкий колодец-труба, вот и вся премудрость.

Ребята нарыли тогда много пещер с террасами перед входом, на которых устраивалcя «очаг племени». В те далекие пещерные времена огонь ценился очень дорого и оберегался всем племенем. Если у кого-то огонь угасал, он выкупался у соседнего племени за большие ценности. В качестве выкупа служили обычно шкуры диких животных. У деревенских ребят были только овощи и фрукты. Выкупленный огонь переносился в глиняных горшках. Жар в горшках покрывался сухим мхом или сухой травой. Выкуп и сопряженный с переносом труд заставлял «жителей» пещер с уважением относиться к огню и свято его беречь.

Однако маленькие самодельные пещеры не совсем удовлетворяли потребности ребят, и они вспомнили, что в ближайших горах есть настоящие пещеры. Эдик с пятью сверстниками собрали необходимое снаряжение: лопату, старую пятиметровую веревку, метровый деревянный кол, огарок свечи и спички. Положив все это в мешок, ребята не предупредили взрослых и отправились в горы.

Пещер было две и начинались они на дне карстового провала глубиной около пяти метров. Чтобы опуститься на дно, ребятам пришлось в его откосе вырубить ступени. Для этого на краю провала забили кол, к нему привязали веревку, которая страховала во время вырубки ступеней. Сменяя друг друга, ребята быстро справились с этой работой и собрались на дне провала.

При более тщательном осмотре пещер выяснилось, что одна уходила вертикально вниз, вторая же – в глубь горы с небольшим уклоном. Эдик от старшеклассников слышал, что глубину колодца можно определить, бросив туда камень и сосчитав, через сколько секунд он достигнет дна. Как точно это делается, он не знал, да можно ли у четырехклассника требовать таких знаний, но это его не беспокоило. Он бросил в колодец камень и стал считать. Досчитав до восьми, умножил цифру на что-то и результат ещё разделил.

- У этой пещеры глубина тридцать метров! – сообщил он.

- А как ты это определил?

- Я посчитал. Так, как я посчитал, считают взрослые, только мы в эту пещеру не полезем, наша веревка слишком короткая! – заявил авторитетно Эдик.

Конечно, кто же полезет в такую глубину с помощью пятиметровой полугнилой веревки, и ребята решили исследовать вторую пещеру. Они зажгли огарок свечи, взялись за руки, и отряд с Эдиком во главе стал продвигаться вглубь. Они шли осторожно, держась одной рукой за стенку пещеры. Огарок становился все меньше и меньше, и, наконец, потух. Ребят окружала полная темнота.

- Что будем делать? – спросил кто-то полушепотом.

- Дальше мы пойдем на ощупь! – уверенно заявил Эдик

Никто не хотел прослыть трусом, и ребята осторожно двинулись дальше. Пещера становилась все уже и, если раскинуть руки, можно достать обе стены. Эдик был теперь особенно осторожен. Он, конечно, тоже трусил, но не хотел ронять авторитета городского. Наконец, он крикнул:

- Ура! Мы дошли до конца, дальше нет хода, перед нами вертикальная стена. Да здравствует смелость, то есть мы! А теперь можно смело возвращаться, ибо никаких препятствий мы не встретили!

Ребята благополучно выбрались и, довольные собой, отправились домой.

Все эти игры были недолговечны, приходилось изобретать все новые и новые, чтобы каникулы прошли весело. Иногда Эдик отправлялся со своей тетей Линой в горы, на летние пастбища. Там ему разрешалось вместе со взрослыми пасти скот и ездить верхом на лошади, а ночью охранять иногда скот от забредавших на стойбище волков. Ночь в горах прекрасна. В горах нет той дымки, которая всегда стелется над городом, от чего звезды над городским небом какие-то блеклые – в горах они ярки и прекрасны.

Воду для хозяйственных нужд брали из родника из-под скалы, недалеко от стойбища. Приятно было летним жарким днем лечь на живот и пить прямо из родника студеную прозрачную воду. Она там настолько вкусна, что трудно оторваться. Хорошо во время каникул в деревне. Жаль только, что они такие короткие.

Позже, будучи уже взрослым, Эдик с ужасом вспоминал глупый и опасный поход к пещерам, ведь в конце наклонной пещеры мог оказаться такой же вертикальный колодец, как в первой пещере. Ребят тогда не нашли бы, ведь в деревне не знали, куда они пошли. А эпизод с электричеством, он разве лучше?

2006

 

 

 

 

↑ 26