Прозрение (31.07.2017)

(рассказ)

 

Георг Лауэр

 

У водяного колеса в городе Бад Вёрисхофен, ставший для них родным, встретились Александр и Абрам.

– Не даёт мне покоя наш прошлый разговор, – задумчиво начал Абрам, – всё думаю о вере в Бога. И всё чаще прихожу к убеждению, что не может быть Бога.

– А я противоположного мнения, – возразил Александр, – удивительно, но даже космонавты верят в Бога.

– Вот поэтому и раздрай в голове. Богатые и удачливые - чаще всего неверующие, а бедные и больные люди - верующие. А где справедливость?

– Советская власть, которая полностью отвергала религию и просуществовала почти сто лет, прошла через всю нашу жизнь, но вера возродилась, значит, религия необходима. В стране восстанавливают и строят новые церкви, количество прихожан возрастает. Храмы божьи полны молящихся.

– Верить в Бога, возможно, и хорошо, но зачем такое огромное количество церквей и целая армия священников, которая ничего не производит, а живёт припеваючи?

– Ты же знаешь, власть коммунистов запретила Бога, и вместо священников, появились партийные работники. Вместо рая в небесах, предрекали коммунизм. Изучали не библию, а основы коммунизма. Но победила религия, а не коммунизм.

– Всё это так, но огромное количество церквей - для чего?

– Человеку необходима не только семья, но и общение с друзьями. А настоящими друзьями могут быть только единомышленники. Верующие объединяются в общину, место встречи – церковь. В общине все знают друг друга - живут неподалёку от церкви. Соседям всегда есть о чём поговорить.

– Смотри, вон Андрей идёт! – воскликнул Абрам. – Он постоянно в церковь ходит. У него и спросим, для чего нужны дорогостоящие церкви.

– Странные вы мужики, – удивился Андрей. – А для чего мы вообще живём? И какая у нас пища? Кажется, глупый вопрос, но нам необходима ещё и духовная пища – мы же способны думать. Учимся, получаем профессию, читаем книги, смотрим различные передачи по телевизору и кинофильмы. И главное – нам необходимо общение, взаимопонимание. В церкви меня окружают люди, близкие по духу, мы едины перед Богом, а не перед начальником.

– Всё это прекрасно, но церкви-то зачем? Можно и без них в Бога верить.

– Церковь – это помещение, где встречаются. Проповедь – как лекция в вузах. При церкви проводится множество мероприятий, встречи с интересными людьми, концерты; отмечают праздники. Церковь была и есть ещё и очаг культуры. Чаще всего о религии вспоминают, когда возникают проблемы со здоровьем или несчастья. У верующих меньше разводов и больше детей. Когда у верующего возникают проблемы, он обращается к Богу – неверующий, напротив, уходит в запой. Душевные раны приводят к болезням, и монастыри, возможно, один из путей излечения душевнобольных.

Александр возбуждённо возразил:

– Ну, Андрей, это уже утопия. Монастырь и больница несовместимы!

– Не согласен. В монастырь уходили в основном одинокие и душевнобольные. Лечили таких трудом и молитвами. В монастырях приобщаются к труду даже бездельники. Монастыри – место спасения для многих, погрязших в пучине жизненных проблем. С древних времён монастыри строились, как крепости. Неприступные монастырские стены спасали от вражеских набегов. В них были обязательны церкви и богатые библиотеки. В тиши монастырской кельи частенько уединялись да и теперь уединяются писатели и учёные. Там им никто не мешает, при желании - есть с кем поговорить, и библиотека в шаговой доступности.

– Убедили, - согласился притихший было Абрам.

 

 

 

 

↑ 152