На службе внешней разведки России (31.03.2018)

 

В. Кайков

 

У истоков

(Вместо предисловия)

 

Первым руководителем внешней разведки был Александр I. Однако лавры первооткрывателя принадлежат Михаилу Богдановичу Барклаю де Толли, чей род происходил из бюргерской немецкой ганзейской семьи де Толли. ( К этому герою я вернусь в отдельной публикации. Он заслуживает это по праву не только как полководец Отечественной войны 1812 года.) Правда, внешняя разведка тогда не была отделена от военной.

А в 1810 году император Александр I создает две независимые разведывательные организации – военную разведку в составе военного министерства, которое возглавлял Барклай де Толли, и политическую (внешнюю) разведку в составе министерства иностранных дел.

 

От резидента до руководителя

 

 

Карл Роберт (Карл Васильевич) Нессельроде в марте 1810 года стал резидентом российской политической (это в настоящее время мы называем ее внешней) разведки в Париже под видом советника российского посольства по финансовым вопросам. В октябре этого же года в Париж также прибыл военный атташе Александр Чернышёв. Разведчики друг другу не мешали – «военный атташе» вербовал военных, а «советник по финансовым вопросам» - гражданских.

Но главной задачей резидента было поддержание связи с Талейраном (министр иностранных дел Франции Шарль Морис Талейран в 1807 году участвовал в подготовке и проведении переговоров французского императора Наполеона и российского императора, во время которых добровольно завербовался в российские шпионы.

Кроме того Нессельроде добывал через завербованную агентуру и отправлял в Россию копии важнейших документов французского министерства иностранных дел.

До 1816 года граф Нессельроде был статс-секретарем и дипломатическим советником Александра I, а с 1816 стал министром иностранных дел - и работал им 40 лет! А на дипломатической службе находился 55 лет.

Российская внешняя политика, проводимая под руководством Карла Васильевича, была направлена против интересов Англии.

Под руководством Нессельроде начинается проникновение в Хивинское, Бухарское и Кокандское ханства, в Иран и Афганистан, а вслед за разведчиками туда прибывают русские дипломатические представители.

Благодаря усилиям российских спецслужб и дипломатии, англичанам не удалось установить контроль над Средней Азией, в результате она стала российской сферой влияния, а впоследствии была присоединена к Российской империи.

Кроме того России удалось сорвать планы Великобритании по установлению контроля над Афганистаном, в результате чего в 1841 году англичане были оттуда изгнаны, и второй раз рискнули туда сунуться только через 37 лет.

 

Тайная агентесса России

 

Княгиня Дарья Христофоровна Ливен (урожденная Бенкендорф) была известна современникам как «дипломат в юбке», «светская львица», были у нее и другие прозвища. Но мало кто знал, да, пожалуй, и сейчас далеко не все осведомлены о том, что она была одной из первых (если не самой первой!) разведчицей России.

Тайный агент русского правительства в Лондоне и Париже, Дарья Христофоровна Бенкендорф (1785 – 1857) рано осиротела. Мать Даши умерла, когда дочери исполнилось 12 лет. И Дарья, и ее сестра Мария остались на попечении императрицы Марии Федоровны, (большой подруги их матери), которая и поместила их в смольный институт благородных девиц.

Девушка умела говорить на четырех иностранных языках, изучала музыку и танцы. После окончания учебы императрица занялась обустройством их личной жизни. Мария Христофоровна вышла замуж за генерала И.Е.Шевич и стала фрейлиной императрицы. Мужем Дарьи Христофоровны стал 26-летний красавец, дипломат граф Христофор Андреевич Ливен.

В 1809 году Ливен был назначен посланником в Берлин. Здесь его супруга стала известна как хозяйка литературно-политического салона. До 1812 года любящая чета проживала в Берлине, а с октября супруги отбыли в Лондон к новому месту назначения графа. Графиня еще в Берлине стала помогать мужу. Так, ее салон здесь часто посещали дипломаты европейских стран. Этим и пользовались супруги. Они одними из первых узнали об антироссийском характере прусско-французских и австро-французских переговоров и о планах Наполеона напасть на Россию. Именно тогда Дарья почувствовала вкус к аналитической разведке и сделала первые шаги в этой области. Приезд Ливенов в Лондон знаменовал новый период в англо-российских отношениях. Дарья Христофоровна сразу же стала законодательницей мод лондонского общества. На протяжении 22 лет салон супруги русского посла был местом неофициальных встреч видных государственных и политических деятелей Великобритании и других стран Европы.

От наблюдательной графини Ливен не ускользали даже еще не созревшие политические решения. Пользуясь своими связями, жена российского посла регулярно наведывалась в различные районы страны. Полученные сведения Дарья передавала супругу, либо дипломатической почтой – министру Нессельроде, который видел в ней не только дипломата и информатора, но и разведчика – аналитика. Так же думал и Александр I, который высоко оценил заслуги графини, наградив ее орденом св. Екатерины 2 степени. А в 1818 году император лично включил графиню Ливен в состав российской делегации, которая участвовала в Аахенском конгрессе Священного союза. Главной задачей Дарьи Христофоровны было следить за ходом заседаний, принимать у себя в доме дипломатов и запоминать все, о чем они говорили. При этом государь интересовался не только добытой ею информацией, но и ее собственным мнением. Вскоре после конгресса Ливен с ведома Нессельроде и Александра I стала двойным агентом. Такое стало возможным из-за близких отношений разведчицы с министром иностранных дел, потом и канцлером Австрии князем Меттернихом. С восшествием на престол Николая I Ливен Дарья Христофоровна вместе с супругом были возведены в князья.

В 1834 году Дарья переехала в Париж. Там ее салон сделался «дозорной вышкой» Европы. В 1857 году в результате тяжелой формы бронхита выдающаяся разведчица и дипломат скончалась. Похоронена в усыпальнице Ливенов в латвийском местечке Межотне в черном бархатном платье фрейлины и княжеской короне.

 

 

↑ 204