Трудный путь домой (гл. «Посёлок Паромный») (31.12.2017)

Андрей Шварцкопф

 

Посёлок Паромный располагался на правом берегу реки Чая, напротив устья реки Пензер (для ориентировки около нынешнего п. Бундюр). О вселении в какой - либо барак не могло быть и речи: они были набиты до отказа. Что делать? Начали строить времянки: рубили жерди, ставили их шатром, накрывали ветками, травой и дёрном. Дверь завешивали какой-нибудь тканью. Внутри балагана строили настилы из жердей и плах, которые служили кроватями. Органы ОГПУ поощряли эту инициативу, зная, что общественное жильё не будет готово к зиме. Но выслали кулаков не для того, чтобы они строили себе лачуги, а чтобы они осваивали огромные просторы Сибири. Всех заставили работать на раскорчёвке полей. Как обстояло дело в первый год ссылки, можно взять из секретных тогда документов Крайкома партии.

Эти документы говорят о многом, если внимательно их читать и вдумываться в прочитанное. Попытаемся это сделать. Надо только принимать во внимание, что все резолюции, постановления и решения писались приукрашенными, так как они оседали в архивах и вышестоящих организациях и всегда были ложными. Никогда не писалось истинное состояние дел. О них говорилось устно. Стало быть истинное состояние дел было значительно хуже, чем написано в этих решениях, постановлениях и резолюциях. Подробности можно прочитать в книге «Спецпереселенцы в Западной Сибири. Весна 1931 — начало 1933 го-да». «Экор» Новосибирск, 1993 г. Архив автора.

Из «Резолюции бюро Западно-Сибирского Крайкома ВКП(б) о хозяйственном устройстве и расселении спецпоселенцев в северных районах края»

16 августа 1931 года. Совершенно секретно

Заслушав доклад т. Заковского о хозустройстве спецпереселенцев, выселенных в северные необжитые и мало обжитые районы края, бюро крайкома ВКП(б) констатирует:

а) успешное проведение мероприятий по выселению кулачества и в основном расселение такого на севере;

б) взятое направление в использовании основных контингентов спецпереселенцев по созданию соответствующей сельскохозяйственной базы севера, с разрешением которой создаются непосредственные предпосылки к его дальнейшему развитию, признать правильным. В связи с этим и выбор участков для сельскохозяйственного освоения спецпереселенцами и направление развития их хозяйства в основном произведены целесообразно;

в) форсированные темпы по подготовке земельных фондов к посевам. По далеко не полным данным в четырёх комендатурах раскорчёвано 2.662* га. Предположено довести озимый клин 1931 года до 18.000 га и яровой клин до 61.000 га в 1932 году или 1,54 га на семью, что в основном обеспечит хлебом всех спецпереселенцев, расселённых на севере;

*Комментарий. Представьте себе: раскорчевать 2662га за несколько месяцев при полном отсутствии специальной технологии. Ни один раб на земле не сделал бы такое! Только труженики полей, любившие землю, сделать могли такую адскую работу, надеясь, что дети их останутся в живых. Только земля может их спасти! Другого выхода не могло быть!)

г)... в течение первого месяца после окончания расселения в 3 комендатурах организовано 80 артелей...;

д) спецпереселенцы расселения прошлого года, составляющие 22,7 % от общего числа, жилищами обеспечены полностью. Строительства жилищ для остальных спецпереселенцев производится. По сведению шести комендатур (половина общего числа) выстроено 2281 жилых домов, 54 барака и значительное количество служебных и хозяйственных построек. План жилстроительства текущего года составляет 10.000 изб и 166 бараков общей кубатурой 164.670 ку-бометров;

(Комментарий. Что-то тут неправильно в подсчёте. Если 164.670 кубометров разделить только на 10.000 изб, то получится 16 кубометров на один дом: что дом 4 x 4 м и один м высотой? Оставим подсчёт на совести составителей «Резолюции», а вникнем в суть. Идёт август, а в октябре уже зима. Жильём обеспечены только 22,7 % переселенцев, остальным где жить? 77,3%, то есть более 200.000 человек останутся без жилья! В палатках и балаганах!)

е) отметить положительные показатели в организации Галкинского* совхоза и своевременную подготовку его к дальнейшему развёртыванию и укреплению;

*Комментарий. Это начало освоения будущего Бакчарского района, куда позднее переведут наших родителей.

ж) в отношении снабжения: начиная с мая месяца отправлено в комендатуры 17.000 тонн муки (большая часть уже доставлена в комендатуры), находится в стадии отгрузки 3.000 тонн. Кроме этого, подлежит отгрузке 4.000 тонн, что в общей сложности обеспечивает спецпереселенцев на 9 месяцев. Зимой гужевым транспортом должно быть заброшено 9.168 тонн из близлежащих районов, это даст обеспечение севера на 11 месяцев. Снабжение крупой на 95 % обеспечено нарядами и отгрузками центра. Наряды на рыбу, растительное масло, сахар, соль, фураж и семена даны центром на 90-100 %, большая часть занаряженного находится в стадии отгрузки.

Получены наряды Центра на отгрузку различных промтоваров на общую сум-му 1.725 000 руб. Кроме того, из имевшихся фондов ГУЛага заброшено 56 тонн мыла и 300 тонн керосина.

Комментарий: 1. Что такое 17.000 тонн на 9 месяцев работающему люду в лесу, в холоде и плохой погоде? Разделим эти тонны на количество ссыльных 284.000 человек. Получится 59 килограммов муки на одного ссыльного на 9 месяцев, то есть чуть более 200 граммов в день. Но и это запланированное количество не всё отправлено. А реки встанут в конце сентября - начале октября. Перевозка грузов в районы Сибири производилась только по рекам. Стало быть запланированное не будет доставлено.

Крупа только запланирована и обеспечена нарядами. Стало быть её не будет в этом году. Рыба, растительное масло, сахар, соль из 95 % занаряженного только часть находится в стадии отгрузки. Стало быть и этих продуктов не будет у ссыльных.

Промышленных товаров предусмотрено на 17.725.000 рублей, то есть по 7 рублей в месяц на человека. Поработай на корчёвке, валке леса и других тяжёлых физических работах, при минусе 40 градусов мороза зимой. Одних варежек не хватит на эту сумму.

Мыло. 56 тонн на 284.000 человек. Получим по 197 граммов на человека на год, то есть 1,6 грамма на день. Но это ещё не значит, что ссыльные это получат. Это только по словам работников лагерей «заброшено» столько мыла.

Пункты а-ж положительной части резолюции, как было принято в партийных постановлениях и решениях, это то, что сделано и достигнуто; потом идут пункты отрицательные.

Карта расселения спецпереселенцев по Нарымскому северу. Составлена производственно-плановым отделом Сиб.Лага ОГПУ. Карта с грифом «секретно». Мною сделана копия только населенных пунктов Чаинской комендатуры. Копия оригионала карты находится у автора, старых посёлков всего 5 штук; остальные — посёлки спецпереселенцев, которые будут созданы.

Таких пунтов 11, в которых отмечено: неправильное расселение переселенцев, что земельные участки отводятся комендатурам с затяжкой, недостаточное снабжение строительства жилищ стройматериалами, необеспеченность сельскохозяйственным инвентарём, неудовлетворительное медобслуживание, перебои с обеспечением продовольствием и т.д.

В постановляющей части 19 пунков. В них суть решений: что надо сделать. Тут почти все пункты начинаются со словом: обязать. ГАНО, ф. 3-П, оп. 1, д. 176, л. 13-16. Заверенная копия. (Полный текст см. Спецпереселенцы в За-падной Сибири. Весна 1931 — начало 1933 г. Стр. 107-111. Архив автора).

Были, конечно, различные секретные постановления правительства по вы-ссылке, устройству быта, медицинского обслуживания, обеспечению питанием и одеждой переселенцев. Это как всегда: поручить, обязать, предложить и т. д. Но всё это было на бумаге. В действительности был полный хаос и беспредел. Результат сказался быстро.

Из «Информации ОГПУ в ЦКК ВКП(б) о ходе работ по хозяйственному и бытовому устройству спецпереселенцев (конец 1931 года). Спецпереселенцы в Западной Сибири. Стр.76-84.

«Наступление осенних холодов и дождей застало значительное количество спецпереселенцев в палатках, шалашах и летних бараках. Из 40 тыс. семей, за-везённых в Нарымский край, на 10 октября (а в это время в Сибири, поверьте мне на слово, я родился и прожил там 21 год, уже глубокая зима с морозами до минус 30 градусов) построено домов на 30.360 семей, а остальные будут позже. В основном продснабжение обеспечили только хлебом, что же касается овощей, жиров, рыбы, сахара, то снабжение ими производится с большими пе-ребоями или совсем не производится. Если на 1 июня 1931 года количество спецпереселенцев в Нарыме составляло 50.687 человек, то уже на 1 сентября оно равнялось 215.261 человек (и забежим вперёд - на 1 июня 1932 года – 182.298 человек). Потеря более 15 %». Динамика населения: родилось за год 3.841 человек, умерло 25.213 человек». (Прим. автора. Умирали от голода и болезни. Смертность особенно значительна была в первые месяцы вселения и главным образом среди детского населения и стариков. У нас умер стар-ший брат Андрей 1918 г. рождения, он был больным, сестра Мария 1928 года рождения и брат Райнгольд 1930 г. рождения.)

Из «Отчётного доклада СибЛага ОГПУ об итогах хозяйственного освоения спецпереселенцами Нарыма с мая 1931 г. по июнь 1932 года».

Принимая за исходное положение состояние населения спецпереселенцев на 1 сентября, момент, когда операция по вселению была совершенно закончен-ной, оказывается, что за год число спецпереселенцев уменьшилось на 15,3 %.

В свете задачи колонизации громадной территории Нарыма, проведённой в минимальный промежуток времени, эта величина убыли населения за год не должна считаться особенно большой.

(Комментарий. Но для большевиков человек не представляет большой цен-ности. Они говорили: лес рубят – щепки летят. Умерло более 25.000 чело-век, а по понятиям большевиков это нормально. Факты говорят об этом.) (Полный текст Спецпереселенцы Сибири. Стр. 236-243. Архив автора.) Из «Секретного Постановления бюро Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) от 2 октября 1931 г». (Спецпереселенцы в ЗС. Стр. 115-120.)

... для более рационального использования хозяйственной деятельности спец-переселенцев установили следующие «основные принципы в направлении хо-зяйства и труда спецпереселенцев в северных районах»:

а) спецпереселенцев, расселённых по берегам рек Васюган, Парабель, Кеть, Чулым и их притокам, в основном ориентировать на лесоразработки (рубка, возка, сплав и погрузка леса), обслуживание лесопереработывающих предприятий, лесохимии и лесокустарные промыслы (выработка саней, тары, клёпки и проч. щепнины, выгонка смолы, дёгтя, пихтового масла и т.д.). Остальные виды хозяйственной деятельности, в том числе полеводство, скотоводство и огородничество в этих районах должны являться подсобными с целью удовлетворения потребительских нужд самих спецпереселенцев;

б). спецпереселенцев, размещённых по бассейну реки Чая и её притокам (где жила наша семья), ориентировать в основном на развитие полеводства, особенно технических культур (лён, конопля, табак), скотоводства, огородничества, пчеловодства и т.д. В качестве подсобных видов хозяйственной деятельности всячески должно поощряться также развитие кустарных промыслов и лесо-разработок». (Смотри полный текст Спецпереселенцы. Стр.115-120.)

Ссыльных было очень много сосредоточено в тех новых создаваемых посёл-ках. Обеспечить их жильём, одеждой, питанием власти не могли.

Из рассказа очевидца Якова Штромбергера: «Каждой семье, которая сдала своё имущество и хозяйство в месте высылки, дали одну корову и одну ло-шадь. Я хорошо помню вашу пегую кобылу. По сравнению с теми лошадьми, которых забрали в Алтайском крае, это была уродина. Но что сделаешь? Дарёному коню в зубы не смотрят». За это надо было ещё и платить деньги.

Надо было что-то срочно предпринимать, чтобы спасти семью. Дедушка наш, Василий Филиппович Шварцкопф, стал менять часть одежды на продукты, стал расходовать отложенные деньги, которые берёг на чёрный день. Этот чёрный день настал. Дедушка срочно купил ещё вторую корову в паю с соседом и сумел тем самым сохранить остальных детей и членов семьи. Особое внимание он обратил на питание нашей мамы: она делила свою порцию еды со слабыми детьми. Дед запретил это. «Мать,- говорил он, - нужна всем детям. Только мать в этих экстремальных условиях может сохранить остальных детей». Он заставил своего младшего сына Василия, ему уже было 18 лет, делить порции и обратить особое внимание на сноху, т. е. нашу маму.

Cсыльных из с. Самарка, вероятно, из-за причин перенаселённости в новых посёлках на правом берегу реки Парбиг и отсутствия школы, переселили в посёлок Старица, что находился недалеко от посёлка Паромный на левом берегу р. Бакчар. На правом берегу был старый посёлок Горелово, и там была школа.

Из воспоминаний Якова Штромбергера в 2008 году: «Мы жили напротив школы в п. Горелово, и туда ходили другие «самарские» дети наших знакомых». Лида Люфт (рожд. Больц) рассказывала мне в 2007 году: «Я пошла в 1 класс. Мама дала мне две морковки, чтобы я отдала учительнице, так как в школе готовили похлебки и кормили детей. Пришла я в школу и стою с этими морковками, по–русски ещё не могла говорить. Подошёл один мальчик и забрал одну морковку и стал есть. Подошёл второй и тоже забрал вторую морковку. Я заплакала и побежала домой через речку и сказала маме, что больше в эту школу не пойду. Мы жили тогда в п. Старица. Там жили все наши из села Самарка».

Все ссыльные начали строить в посёлках Старица и Горелово землянки, так как приближалась зима. Из воспоминания Якова Штромбергера: «Выкапывали в земле яму, стенки укрепляли жердями или плахами, а над землёй делали несколько венцов из брёвен. Накрывали землянку подручными материалами: брёвнами, жердями, ветками. Затем укрывали травой и насыпали землю. Все ждали возврата домой и не могли себе представить, что власти не примут какие-то меры по улучшению условий жизни, не хотели понять, что это надолго. Думали, что правительство узнает о безобразиях и примет срочные меры. Они сами знали и слышали от старших членов семьи, что правительство всегда приходило на помощь селянам в кризисных ситуациях. Но ведь это были царские правители, которые заботились о своих подопечных. Но коммунистам это было ни к чему, ведь само правительство всё это и затеяло. Все мужчины были заняты на раскорчёвке леса, готовили поля для посева озимых. Многие переселенцы, которые не торопились со строительством своих лачуг, остались на зиму в балаганах или палатках. Многие не дожили до весны...

Трудно было с едой, но ещё труднее с одеждой, обувью. Что было взято с собой, или износилось, или было обменено на продукты. Мама стала писать письма сёстрам и просила о помощи. Посылки стали приходить и довольно быстро. Многие боялись, что всё заберут коменданты, так как такие случаи раньше были. Но переселенцы не знали, что имелось специальное указание властей разрешить переселенцам просить о помощи. Только теперь мы можем ознакомиться с секретными Постановлениями партийных органов, приказами НКВД и другими документами тех лет.

Из «Стенограммы совещания при Эйхе (первый секретарь крайкома) при Западно-Сибирском крайкоме ВКП(б) по вопросу спецпереселенцах».

1 октября 1931 г.

«...Как обстоит дело со спецпереселенцами, находящимися в северных районах, Нарымском крае? Тут мы имеем такое положение, что на местах местные организации не совсем ещё освоились в смысле правильного понимания своих задач. В вопросе о спецпереселенцах подход такой: спецпереселенец – это враг, это кулак. Конечно, сказать на сегодняшний день, что спецпереселенец наш человек – нельзя. В подавляющем большинстве это наши враги. Но перед нами стоит двойная задача: они наши враги, но мы, вырвав их из обстановки, где они жили, поставили задачу переделать в новой обстановке, конечно, не давая им возможности и на сегодняшний день в какой-нибудь форме выступать против нас, но создавая им соответствующую обстановку... Этой двойной задачи многие местные организации и работники на местах не поняли и продолжают такую линию: высланный кулак – это наш враг. Поэтому жми и дави?..

...Теперь о возможностях самого спецпереселенца. Я думаю, что на северных окраинах огромное значение, кроме еды, имеет вопрос одежды. И я боюсь, что в этой части мы находимся в наиболее беспомощном состоянии. Пимов и полушубков у нас нет. И вот здесь товарищи предлагают дать возможность самому спецпоселенцу мобилизовать те ресурсы одежды, которые спрятаны у знакомых и родственников или которые может быть им просто хочет дать знакомый... Это надо всячески поощрять. И из основных форм поощрения это самое решительное – борьба с волокитой, возможной в комендатуре, и попытками всяких злоупотреблений задержать, прикарманить, не отдать по прямому назначению. ...Каким путём это сделать? Почтовое ведомство с отправкой на север не справится. Надо попытаться сделать это дело через районный аппарат ГПУ, но в порядке гарантии, что это будет выдано». Полный текст читайте («Спецпоселенцы в Западной Сибири. Весна 1931 - начало 1933 г. Стр. 152-158. Государственный архив Новосибирской области. Архив автора.)

Из Циркулярного письма ОГПУ «Об усилении внимания к вопросам хозяйственного устройства и бытового обслуживания спецпереселенцев» 21.07.1931 года.

Совешенно секретно.

«Имеющиеся материалы о положении спецпереселенцев характеризуют тяжёлые условия жизни и работы, в особенности контингента, расселённого в 1930-1931гг.

... Жилищные условия спецпереселенцев крайне тяжелы и неудовлетворительны. В качестве постоянных жилищ существуют бараки, в которых живут семьи при исключительной скученности (...есть случай, когда на площади в 100 кв. м живут 400 человек), (надо представить себе: на один квадратный метр площади четыре человека. Замечание автора.) ютятся с детьми в шалашах и всяких иных примитивных помещениях без окон, печей...

...При таких тяжёлых жилищных условиях к тому же отсутствуют санитарные мероприятия. Бани не везде оборудованы. Медпомощь недостаточна»*. (Полный текст читайте «Спецпоселенцы в Западной Сибири». Стр. 53-56.)

*Комментарий. Это написано в циркулярном письме ОГПУ, как мы знаем, всё приукрашивается, а в дейстительности всё ещё страшнее. Что такое медпомощь недостаточна. Фактически медицинское обслуживание отсутствовало вообще. Заболеваемость и смертность были очень велики. Свирепствовал сыпной тиф, оспа и другие болезни. Медперсонал и медикаменты отсутствовали. Одной из главных причин возникновения заболеваний сыпным тифом, а также и другими эпидемическими заболеваниями являлось наравне со скученностью плохое питание. Люди ослабли из-за употребления разных суррогатов. Были случаи, что сушили гнильё берёзы и подмешивали в еду. Гнилая берёза по цвету становится совсем белая и по ночам светит-ся. Мы часто в детстве бегали с этими гнилушками по ночам и светили ими. Когда я учился в Богатырёвской семилетней школе (1947-1951 гг.), медицинское обеспечение, на мой взгляд, было хорошее: был один фельдшер на три посёлка и маленький приёмный пункт. Из лекарства я помню только порошок стрептоцит и мази вонючие. В этот приемный пункт я, по-моему, ни разу не ходил. Зато каждую весну ставили по 5 уколов: 2 - от брюшного тифа и 3 - против энцефалита. Эти уколы были страшно больны, и после уколов температура поднималась очень высокая. Иголки были очень толстые, тупые и только несколько штук, которыми нам всем делали уколы и не кипятились в ванночке, как было положено. Три-четыре дня мы все болели после уколов. Нас лечили дома дедовскими методами.

Для нас всегда загадкой оставался вопрос о п. Старица. У брата Райнгольда и других жителей нашего посёлка Грюнвальд 1931–1932 гг. рождения было указано место рождения п. Старица Чаинского района. Когда позднее искали на карте Томской области этот населённый пункт, то п. Старица находили на реке Парабель в другом районе, намного севернее, чем по рассказам мамы и других очевидцев. Другой Старицы на карте не было. Я долго искал объяснение. Правильного ответа никто не мог мне дать. Но ответ я нашёл в 2007 году после приобретения в г. Томске секретных карт, выпущенных работниками НКВД в 1932 году. Посёлков Старица было два: один на реке Парабель. Эта была старая деревня. И один посёлок новый на реке Чая, намеченный для переселен-цев. Там в 1932 году и родился брат, которого назвали как умершего – Райнгольдом (Reinhold). Позднее он, как и все немцы, получил другое имя: на русском он стал Романом, Иоганы стали Иванами, Генрихи - Андреями, Вильгельмы - Василиями и т. д.

Этот новый посёлок Старица исчез, как и многие другие населённые пункты, которые были первоначально искусственно созданы для проживания ссыльных людей в 1931-1933 гг. А п. Старица на р. Парабель, который основан ещё до ссылки, выдержал испытание временем и существует ещё и теперь. В посёлке Паромном наша семья прожила недолго.

Из «Протокола допроса обвиняемого Шварцкопфа Василия Филипповича. 25 января 1938 года» (Орфографию оставил, как в протоколе): «...и когда в июле 1931 г. появился у нас в п. Паромном, где я в то время проживал, командир и организатор восстания кулак Усков, я сразу же присоединился к нему и принял участие в наступлении на село Бакчар Чаинского района. После того, как повстанцев разбили под Бакчаром, я первые дни скрывался в лесу, а потом явился в посёлок и вскорости был вместе с другими спецпереселенцами направлен в Галкинскую участковую комендатуру и остался невыявленным как участник восстания и поэтому к уголовной ответственности не привлекался...» Ни в каком восстании дед не принимал участие. Это приписали ему.

Семья переехала совместно с другими ссыльными из Самарки сначала в п. Старица. Это подтвердили Лида Ивановна Люфт (рожд. Больц) и Яков Александрович Штромбергер. Они считают, что наши семьи приехали в п. Богатырёвку в конце 1932 или начале 1933 годах на подводах.

Из «Докладной записки СибЛага ОГПУ в Западно-Сибирский крайисполком о хозяйственном устройстве спецпереселенцев в Северных районах края».

Совершенно секретно.

Начальнику Сиблага ОГПУ т. Биксону Копия – секретарю Сибкрайкома ВКП(б) т. Эйхе

«О работе комиссии, выделенной постановлением крайисполкома от 3 февраля 1932»

«...Переселение с Парбика на Галку будет проведено с 10 марта по 15 апреля 1.000 семей или 4.000 чел., которые будут расселены следующим образом: Богатырёвка - 1.220 чел., Вавиловка – 400 чел., Чернышёвка – 1.088 чел., Тетеринка – 615 чел., Воробьёвка - 343 чел., п. Сухой - 245 чел., Малиновка – 213 чел...»*. Пом. начальника Сиблага И. Долгих. «Спецпереселенцы в ЗС...» стр. 217. *Это всё сёла будущего Бакчарского района. Самого названия с. Бакчар в то время ещё не существовало. Иногда мама употребляла в разговоре, когда говорили о районном центре с. Бакчар, село Селиваново. Мы удивлялись, поправляли её и всё. Мы не знали, почему мама называла районный центр с. Селиваново. С приобретением рассекреченных карт в 2007 году, после поездки в Томскую область, я узнал, что с. Бакчар предусматривалось расположить в Устье реки Бакчар при слияния с р. Чая. На карте, выпущенной работниками НКВД в 1932 году, есть два Бокчара (ещё с «о», один в устье реки Бокчар, река также написана с буквой «о») и другой рядом с п. Селиваново. На месте с. Селиваново был создан районный центр Бакчар. Вот почему мама и употребляла это слово Селиваново. Вероятно, Бакчар, указанный в допросном протоколе деда, где было восстание, следует понимать Бокчар у устья реки Бакчар, а не наш районный центр, который был основан позднее. Посёлок Паромный располагался там рядом с тем Бокчаром.

Переселение внутри комендатур, проводившееся с начала 1932 г., являлось характерным показателем просчётов, допущенных СибЛагом при осуществлении весенне-летней операции 1931 г. по депортации крестьянских семей в Нарымский край. Так, планом СибЛага предусматривалось переселение почти 11 тыс. семей из общего числа 46,5 тыс. семей, т. е. почти 25 %. Среди причин, вызвавших необходимость переселения, назывались: недостаток земли (64,1 % от общего числа переселяемых хозяйств), непригодность земли (5,5 %), отсутствие или отдалённость от воды (4,4 %), затопляемость местности весной (5,3 %) и т. д. К лету 1932 года было переселено на более удобные для жизни и хозяйственной деятельности 4,6 тыс. семей. стр. 332. ГАНО, ф. 47, оп. 5, д. 137, л. (Полный текст «Спецпереселенцы в ЗС.» Стр. 211-223. Архив автора.)

 

↑ 657